VI СЪЕЗД ПАРТИИ. НОВЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДЪЕМ В КРЫМУ

В обстановке злобной травли и гонений на большевиков нелегально проходил в Петрограде с 26 июля по 3 августа 1917 года VI съезд нашей партии.

В политическом отчете Центрального Комитета и в докладе о политическом положении были изложены руководящие указания В. И. Ленина об очередных задачах, стоящих перед партией. В докладах подчеркивалось, что, несмотря на все усилия буржуазии подавить революцию, она растет и развивается и вплотную подошла к необходимости социалистических преобразований.

Курс партии на социалистическую революцию встретил сопротивление со стороны бухаринцев и троцкистов. Считая социалистическую революцию преждевременной, они предлагали записать в резолюции съезда, что только при наличии пролетарской революции на Западе можно будет направить страну по социалистическому пути.

VI съезд партии дал решительный отпор группе троцкистов, выступавших против линии на пролетарскую революцию, считавших невозможной победу социализма в России. Съезд наметил боевую программу действий, нацелил партию на вооруженное восстание, на социалистическую революцию. Выпущенный съездом манифест заканчивается словами:

Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни.

На VI съезде партии была дана оценка работы большевиков в Крыму. Я. М. Свердлов в организационном отчете говорил:

В этом районе сильнее, чем где бы то ни было, оборонческое течение, и товарищи блокируются с оборонцами.

Такой серьезный упрек крымским большевикам был вполне справедлив, ибо, как мы уже знаем, в некоторых городах Крыма большевики долгое время входили в объединенные социал-демократические организации и в ряде мест блокировались с меньшевиками во время выборов в местные органы самоуправлеников в Крыму. Я. М. Свердлов в организационном отчете говорил:

В этом районе сильнее, чем где бы то ни было, оборонческое течение, и товарищи блокируются с оборонцами

Решения VI съезда партии способствовали тому, что большевики Крыма вскоре отмежевались от оборонцев и усилили принципиальную борьбу против соглашателей.
1 сентября 1917 года состоялось организационное собрание Ялтинской большевистской организации. На собрании был избран партийный комитет. С этого дня ялтинские большевики стали работать более организованно и активно.
В Евпатории работала довольно значительная группа членов партии. Летом 1917 года их число увеличилось в связи с переводом из Киева в Евпаторию авиационных школ. Среди учащихся школ и обслуживающего персонала имелась крепкая группа большевиков. Под ее влиянием полностью находился солдатский комитет, возглавлявшийся большевиком Матвеевым.
Евпаторийские большевики окончательно порвали с оборонцами в начале сентября 1917 года. Причем этот разрыв произошел не так, как в других городах Крыма, где большевики выходили из объединенных социал-демократических организаций. В Евпатории, наоборот, из объединенной социал-демократической организации вышли меньшевики.
Симферопольская большевистская организация оформилась в октябре 1917 года. Тогда же был избран партийный комитет. До этого времени в городе существовала крепкая группа большевиков, которая вела довольно активную работу. Одним из наиболее энергичных членов организации был студент Шаталов.
В октябре же оформилась большевистская организация в Керчи. Первым председателем Керченского комитета РСДРП(б) был Абрамов, секретарем — Рыжих.
Наиболее сильной партийной организацией была Севастопольская. В ее рядах в октябре 1917 года состояло около 250 членов партии. Тяга революционных матросов, солдат и рабочих в ряды Коммунистической партии была очень сильна, но Севастопольский городской комитет, руководителем которого с начала августа являлась Н. Островская41, ограничивал прием новых членов в партию. Н. Островская в информационном письме в ЦК партии в сентябре 1917 года сообщала:

Сейчас я искусственно сдерживаю приток членов, которых нет у меня времени воспитывать, не желая возлагать на партию ответственность за выступления и речи этих людей — пока еще лишь по настроению большевиков.

Обстановка требовала широкого вовлечения большевистски настроенных рабочих, матросов, солдат, воспитания из них сознательных бойцов социалистической революции, а Островская закрывала перед ними дверь в партию. Это была крупная ошибка, тем более что партия придавала большое значение сплочению революционных сил в Севастополе. Я. М. Свердлов, отправляя осенью 1917 года группу партийных работников в Крым, говорил:

Ваша задача превратить Севастополь в революционный базис Черноморского побережья. Севастополь должен стать Кронштадтом Юг.

В невероятно трудных условиях работали крымские большевики: не было своей газеты, много сил требовала борьба с оппортунистическими элементами, тянувшими партийные организации на путь соглашательства. Между тем большевикам противостояли весьма сильные враги: кадеты, меньшевики, эсеры,
буржуазные националисты, в руках которых находилась государственная власть, огромные средства, десятки газет и т. д. Но, несмотря на крайне неблагоприятные условия работы, авторитет большевиков продолжал неуклонно расти.
В октябре Ж. Миллер сообщал в Центральный Комитет партии, что в Таврической губернии «настроение масс решительно в нашу пользу».
Во время перевыборов Советов рабочих и солдатских депутатов в новом их составе значительно увеличилось число большевиков. Например, в Севастопольском Совете в результате перевыборов в октябре 1917 года большевики получили 58 мест против 14, которые они имели в прежнем составе Совета. То же происходило и в других городах. Большевики завоевывали массы на свою сторону. Происходило заметное полевение народных масс. Это стало особенно очевидно в связи с раскрытием и разгромом контрреволюционного заговора генерала Корнилова.
Собрания рабочих, солдат и матросов по предложению большевиков принимали резолюции с призывом к борьбе против организаторов контрреволюционных заговоров и их приспешников. Матросы флотского полуэкипажа потребовали передачи власти в руки Советов, земли — крестьянам. В некоторых резолюциях рабочие и матросы требовали разгона Государственного совета и Государственной думы и ареста главарей контрреволюции — Родзянко, Гучкова, Рябушинского, Милюкова и др.
Севастопольский Совет, выполняя волю возбужденных масс, направил на помощь революционному Петрограду отряд военных моряков. В настроении матросов, солдат и рабочих произошел настолько резкий перелом, что перепуганный генеральный комиссар флота меньшевик Борисов в конце августа послал в морской генеральный штаб телеграмму такого содержания:

За короткое время моего отсутствия Севастополь стал городом большевиков. Большое возбуждение, беспрерывные митинги, на которых дают говорить только большевикам… В некоторых частях уже взяли на руки оружие. У большевиков появились хорошие ораторы… Решительных мер против агитации большевиков и против митингов принять было нельзя, так как не на кого положиться…» 45 генеральный штаб телеграмму такого содержания: «За короткое время моего отсутствия Севастополь стал городом большевиков. Большое возбуждение, беспрерывные митинги, на которых дают говорить только большевикам… В некоторых частях уже взяли на руки оружие. У большевиков появились хорошие ораторы… Решительных мер против агитации большевиков и против митингов принять было нельзя, так как не на кого положиться..

В начале сентября в Симферополе произошло событие, которое сильно скомпрометировало меньшевиков и эсеров. Симферопольский Совет рабочих и солдатских депутатов, по требованию рабочих, руководимых большевиками, несмотря на упорное сопротивление меньшевиков и эсеров, распорядился арестовать участника корниловского заговора известного капиталиста Рябушинского, удравшего в Крым. Узнав об этом, правительство Керенского дало распоряжение об освобождении из-под ареста ярого реакционера и о привлечении к ответственности лиц, участвовавших в аресте Рябушинского.
Конфликт между Симферопольским Советом и Временным правительством Керенского получил широкую огласку. О нем сообщалось в статье «Вся власть Советам!», опубликованной в газете «Рабочий путь» от 17 сентября 1917 г.4е Инцидент с арестом Рябушинского сыграл немалую роль в дальнейшем революционизировании масс в Крыму. Рабочие и солдаты на этом конкретном примере воочию убеждались в правоте большевиков и предательстве соглашателей.
Собрания и митинги все чаще и чаще стали принимать большевистские резолюции с требованием передачи всей власти в руки Советов. В сентябре общее собрание матросов флотского экипажа в Севастополе заявило:

Мы требуем передачи всей власти в руки Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов… Полагаем, что при создавшихся условиях только власть в лице Советов, непосредственно опирающаяся на революционные народные массы и ответственная перед ними, способна завоевать себе доверие, упрочить и развить основные завоевания революции.

9 сентября на линейном корабле «Ростислав» состоялось собрание представителей 40 судовых и береговых матросских комитетов, на котором была принята резолюция протеста против приказа по армии и флоту, воспрещавшего политическую деятельность в воинских частях и сводившего демократические организации во флоте и армии на положение хозяйственных органов.
Команда миноносца «Капитан Сакен» 25 сентября вынесла решение:

Вполне присоединяемся к резолюции большевиков, принятой Петроградским Советом депутатов, и изъявляем сбою готовность защищать идею большевизма до последней возможност.

Далее матросы в резолюции требовали «полного разрыва с буржуазией, никакого соглашательства с вампирами, сосущими кровь революционных матросов и крестьян». Резолюция заканчивалась призывом: «Вся власть Советам!»

В настроении широких матросских масс произошли коренные изменения. Черноморский флот становился опорой социалистической революции на Юге. Правда, влияние меньшевиков и эсеров, особенно «левых», еще некоторое время удерживалось во флоте, но основная масса военных моряков становилась под знамя большевистской партии и вступала на путь активной борьбы против контрреволюции.

Ярким свидетельством резкого поворота матросов, солдат и рабочих Севастополя на путь активной борьбы за социалистическую революцию является наказ, данный делегатам от Севастополя на Второй Всероссийский Съезд Советов. В наказе говорилось:

…Прошло время коалиций, время компромиссов и «шага на месте», народ должен сам смело взять управление страной в свои руки для осуществления его святых идеалов.

Наказ заканчивался требованием передачи всей власти в руки Советов и немедленного заключения мира на строго демократических началах. Делегаты Севастополя имели полномочия от 50 тысяч рабочих, солдат и матросов.

Корниловский заговор показал широким массам крестьян, что только большевики могут избавить их от войны и передать им помещичью землю. Крестьянская беднота стала все теснее сплачиваться вокруг большевиков. К бедняцкой массе крестьянства присоединялись середняки.

На происходивших в сентябре 1917 года выборах гласных в уездные земства крестьяне — бедняки и середняки отказывались голосовать за кандидатов, выдвигаемых помещиками и кулацкой верхушкой деревни. Например, крестьяне Севастопольского избирательного участка отказались голосовать за список кандидатов, выдвинутых кадетами.

Бойкот крестьянами выборов гласных в земство принял массовый характер. Вожаками крестьянских сходов, как правило, становились прибывшие с фронта солдаты, среди которых было много большевиков и большевистски настроенных.

К осени 1917 года крестьянское движение резко усилилось. В Феодосийском уезде крестьяне захватили земли помещика Фелинова, в Евпаторийском уезде — земли помещиков Шнейдера и Трещева. Крестьяне дер. Мазанки, Симферопольского уезда, запахали земли помещика Семаковского. Выступления крестьян против помещиков происходили повсеместно.

28 сентября губернские власти сообщали в Петроград министру внутренних дел:

В Симферополе не совсем спокойно, а в уездах Феодосийском, Евпаторийском, Бердянском и особенно в Днепровском между отдельными селами, волостями и землевладельцами происходят серьезные трения на почве распределения земель.

Политическая обстановка в Крыму накалялась. На различных предприятиях Крыма вспыхивали забастовки одна за Другой. Рабочие требовали повышения заработной платы, улучшения материального положения, прекращения войны и установления рабочего контроля на предприятиях.

По всем городам Крыма прокатилась волна «беспорядков» на почве тяжелого продовольственного положения. Буржуазия в погоне за наживой широко использовала продовольственные затруднения, бесконтрольно повышая цены и припрятывая товары для спекуляции. Безудержный рост дороговизны повлек в ряде мест стихийные выступления. В Евпатории толпа женщин разгромила на базаре магазины и склады купцов, пытавшихся «придержать» продовольственные товары. В течение трех дней, 18—20 сентября, женщины производили обыски не только в складах и торговых помещениях, но и в домах торговцев с целью найти спрятанные товары первой необходимости.

В Феодосии 21 сентября население производило обыски в магазинах и в домах буржуазии в поисках продовольствия. Солдаты местного гарнизона не только не препятствовали населению, но сами принимали участие в обысках.

Такие стихийные выступления, или «бабьи бунты», как их пытались изобразить буржуазные газеты, происходили почти во всех городах Крыма. В Симферополе для «успокоения» женщин потребовалось вмешательство воинских частей. В Керчи волнение женщин вылилось в мощную демонстрацию против Временного правительства.

В условиях нарастания революционного подъема трудящихся масс самым крупным недостатком организационно-партийной работы большевиков Крыма в тот период, несомненно, являлось то, что в течение долгого времени не был создан губернский комитет партии, местные партийные организации и группы работали разобщенно, не имея достаточно прочных связей между собой и единого плана действия.

Лишь 3 октября собралась в Симферополе первая Таврическая губернская партийная конференция. На ней присутствовали делегаты от Севастопольской, Симферопольской, Евпаторийской, Ялтинской, Феодосийской и Бердянской партийных организаций. Обсуждались следующие вопросы: 1) доклады с мест; 2) избрание Таврического губернского комитета; 3) составление списков кандидатов в учредительное собрание; 4) о предвыборной кампании; 5) о средствах организации; 6) о съезде РСДРП (б) в Петрограде.

Конференция отметила перелом, происходящий в настроении широких масс, их полевение, особенно в крупных центрах губернии. Был составлен список кандидатов в учредительное собрание, намечен план предвыборной кампании. Для изыскания средств на проведение кампании было решено провести отчисление однодневного заработка членов партии, выпустить подписные листы, устраивать сборы на митингах, платные лекции.

На конференции был избран губернский комитет в составе семи человек и губернский парторганизатор (Ж. Миллер). Комитету поручалось укрепить связи между всеми партийными организациями губернии и организовать «агитаторский объезд губернии в связи с выборами в учредительное собрание». Избранный губернский комитет, как выяснилось впоследствии, оказался неработоспособным.

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *