Скифский город Мертвых. Курганы и Некрополи Крыма

Выяснение социальных сторон жизни скифского общества в Крыму — дело трудное. Лишь захоронения в Крыму дают возможность судить об имущественном, а следовательно, и социальном неравенстве у этого народа.

 

КУРГАНЫ И НЕКРОПОЛИ КРЫМА

Слово «некрополь» в переводе с греческого означает «город мертвых». Эти «города» — кладбища, могильники — в Крыму располагались обычно вблизи каждого городища по склонам холма или балки. Внешних примет грунтовой некрополь обычно не имеет: нет насыпей, если и стояли некогда стелы, то они не сохранились. Поэтому в Крыму обнаружить древние захоронения очень трудно.

Другое дело курганы, как, например, в окрестностях городища Кермен-Кыр. О них упоминал еще Дюбуа де Монпере.

В 1967 г. здесь было раскопано несколько небольших курганов. Все они относятся к эпохе бронзы, однако в насыпях пяти из них оказались небольшие земляные позднескифские склепы овальной или почти круглой в плане формы (размер 1,70X2 м или 1,40X1,80 м) с коллективными захоронениями от 4 до 8 человек. Они имели длинный забитый камнем дромос (коридор, который вел в камеру).

Погребенных сопровождал разнообразный инвентарь: оружие (железный дротик, копье), различные украшения (железные и бронзовые пряжки, бронзовые браслеты, фибулы), а также железные ножи, пряслица, посуда. На ногах сохранились остатки кожаной обуви, отделанной тисненым пояском и украшенной много-витковыми бронзовыми браслетами. Открытые захоронения датируются II—I вв. до н. э.

Конечно, помимо впускных погребений, в насыпи древних курганов где-то должен быть и грунтовой могильник, принадлежащий городищу. Будем надеяться, что его удастся открыть.

Чаще всего могильники в Крыму находят случайно, как это было с Усть-Альминским. Его искали долго, но безуспешно. Но вот в 1964 г. Бахчисарайский лесхоз стал террасировать для посадки сосен склоны балки, примыкающей к городищу с востока. На одном из склонов под ножом бульдозера показались человеческие кости, бусы, посуда. Археологи пришли к выводу, что это и есть могильник.

Скифы в Крыму, так же как и многие древние народы, хоронили умерших сообразно роду их занятий, снаряжая родственников в загробный мир большим количеством разнообразной утвари. Обнаруженные в могилах предметы очень существенно дополняют наши сведения о быте, торговых связях, социальном положении умершего, свидетельствуют об обрядах и верованиях местного населения.

Вполне естественно, что чем состоятельнее был человек, тем более пышные похороны устраивали ему скифы.
В столице скифского государства, в Неаполе, где проживала верхушка скифского общества, аристократия стремилась хоронить умерших в дорогостоящих склепах, вырубленных в скале. Такие своего рода уникальные сооружения открыты на восточном некрополе Неаполя и по Петровской балке. Известны склепы давно. Первые в Крыму случайно обнаружил еще в 1834 г. швейцарский путешественник Дюбуа де Монпере. Об дном склепе сохранились такие сведения:

Выбор пал на пещеру, выдающуюся из среды других некоторой претензией на щегольство, выразившееся в разных фигурных украшениях… Оказалось, что эта пещера почти квадратная… Под потолком на правой и задней стороне идет карниз, состоящий из геометрических фигур в среднеазиатском вкусе… Внизу задней стены находится невысокая ступень; вверху, в задней стене есть небольшая четырехугольная ниша.

К сожалению, эти погребальные сооружения в Крыму были разграблены или уничтожены еще в древности и трудно сказать поэтому, когда в них были совершены захоронения. Но сами по себе каменные склепы Неаполя очень интересны прежде всего тем, что на стенах некоторых из них сохранилась роспись. Особо примечателен в этом отношении склеп № 9, где тремя цветами — сажей, красной и желтой охрой — нанесены различные, подчас примитивные изображения, символизирующие элементы погребального обряда. Несмотря на схематизм воплощения отдельных элементов росписи склепа, в целом она отражает довольно сложное представление скифов о космосе, окруженном водой. Но в эту схему вторгается и реальный мир. Такова сцена охоты. Всадник, сидящий на великолепном жеребце (в нем легко можно угадать ахалтекинскую по-роду), преследует с собаками кабана. В руке у всадника копье. Другой рукой он сдерживает за поводок красавца коня, который идет легким шагом. Кабан затравлен, ощетинился, он уже ранен, по ляжке течет кровь. Присев на задние лапы, собаки в ярости бросаются на него спереди и сзади.

Роспись склепа М 9 некрополя Неаполя скифского

Роспись склепа М 9 некрополя Неаполя скифского

Художник, бесспорно, хорошо знал повадки животных и сумел передать эту сцену с большим реализмом. На той же стене склепа чуть выше слева — скиф, играющий на лире. Вероятно, это был певец, исполняющий песни и повествующий о подвигах умершего. На нем красный кафтан, поверх которого черная одежда с длинными рукавами, длинные штаны и мягкие сапожки. На голове остроконечная шапка. Ее мы неоднократно встречаем на скифах будь то памятники живописи, изделия из камня или торевтика. Еще левее — так называемый ковер с шахматным рисунком, обрамленный стрелами.

По сторонам склепа — бордюр из треугольников со стрелами между ними, обращенными остриями вверх.

В склепе № 8 — примитивные рисунки женщин, исполняющих ритуальный танец, по-видимому, на погребальной церемонии. Здесь же спешенный всадник, держащий под уздцы коня. Сохранились также изображения коня и воина в просторном, туго подпоясанном кафтане, в головном уборе с развевающимися лентами. Он только что выпустил из лука стрелу.

В склепе № 1 красной краской изображена змееногая богиня.

Если допустить, что сюжеты росписей склепов в какой-то мере соответствовали роду занятий умершего, то в последнем случае, вероятно, была погребена знатная женщина, может быть, жрица, тогда как в склепе № 9 — богатый воин, любивший при жизни охоту.

Людей меньшего достатка в Крыму хоронили в земляных склепах, а бедных — в простых грунтовых или подбойных могилах. К сожалению, некрополь Неаполя был разграблен еще в древности. Уцелели лишь единичные погребения.

И все же и эти остатки свидетельствуют, что некрополь столицы царства поздних скифов был достаточно велик. Он располагался на нескольких участках, содержал немало богатых захоронений. До нас дошло множество интересных и разнообразных предметов как местного производства, так и привозных, которые сопровождали умерших. Все они, взятые вместе, характеризуют культуру скифов II в. до н. э.— III в. н. э.52.

В Крыму некоторые скифские могильники того же времени сохранились неразграбленными. Среди них лучше изучены Заветнинский, принадлежавший городищу Алма-Кермен, и Усть-Альминский.

Заветнинский могильник (открыто более 300 погребений) оставило сельское поселение, которое хоронило соплеменников в грунтовых ямах, как правило, плотно забитых камнями, или в подбойных могилах.

Усть-Альминский некрополь выделяется среди других позднескифских могильников прежде всего богатством и хорошей сохранностью погребений. Здесь, так же как и в Неаполе, богатых людей хоронили в склепах, но не в каменных, а в земляных. Среди них некоторые отличались большой глубиной — до 4,5 м.

Часто умерших скифов в Крыму хоронили на различных растительных подстилках из трав или листьев. В одном из склепов Усть-Альминского могильника погребенный лежал на листьях дуба. Такой обычай можно считать традиционным.
Еще Геродот, описывая похороны скифского царя, сообщает, что «тело на соломенных подстилках опускают в могилу». Вероятно, погребальные церемонии включали в себя разнообразные ритуалы: погребальные танцы и песни, тризны — своеобразные пиры, сопровождавшиеся поеданием мяса различных животных и питьем вина. Остатки тризны открыты над мавзолеем Неаполя скифского и над одним из склепов на Усть-Альме.
После того как было совершено погребение в грунтовой подбойной могиле или в склепе, яму или вход в склеп плотно забивали камнями, чтобы мертвые не покинули свое новое жилище. Иногда у входа в склеп хоронили собаку — она должна была стеречь покой мертвых.
В мавзолее Неаполя скифского, как мы уже знаем, захоронения совершались не сразу, не одновременно. Собаку могли захоронить и тогда, когда опять открывали двери усыпальницы и вносили новых усопших. Одна из них покоилась у притолоки мавзолея. На Усть-Альминском некрополе среди могил обнаружены отдельные захоронения коней.
С приходом в Крым сарматов в скифскую среду проникают и различные обычаи этого народа. В том числе обычай посыпать дно могилы мелом или углями, что было связано с культом огня и солнца. В могилах найдено множество разнообразных предметов. Оружие преимущественно встречается в склепах, где были погребены мужчины-воины. Обычно их сопровождал на тот свет железный меч, иногда имеющий перекрестие и кольцевое навершие, железные трехгранные стрелы. Луки были деревянные, так как в земле дерево сохраняется плохо, чаще всего в могиле от них остается лишь желтоватый тлен.

Но вот в одном из Усть-Альминских склепов в Крыму сохранились остатки скифского деревянного лука. Он принадлежал знатному мужчине-воину. Рядом с луком лежали железные трехлопастные стрелы—10 штук. На одежде воина некогда сверкали золотые щитовидные нашивные бляшки. В том же склепе захоронили знатную женщину. На ее платье (рукавах, подоле, верхней части) были нашиты золотые бляшки в виде трубочек-пронизок и звездочек. Здесь же, рядом с другой женщиной, поставили деревянную шкатулку, украшенную ажурной накладной бронзовой пластиной. Такие шкатулки, служившие для хранения косметических принадлежностей, покупали в греческих городах и ценились дорого, как предметы роскоши.

В одном из Усть-Альминских склепов, в подобной деревянной шкатулке с откидной крышкой, лежал стеклянный бальзамарий — сосуд для благовоний и стояла деревянная пиксида — круглая миниатюрная (высотой 7 см) коробочка, в которой хранились румяна. На них даже сохранился след от пальца владелицы.

Среди других предметов из погребений — многочисленные сосуды, главным образом краснолаковые, украшения: бусы, перстни, браслеты, фибулы, в том числе фибулы-броши, а также деревянные гребни, колокольчики и другие предметы. Интересна брошь в виде морского конька-гипокампа, украшенная эмалью.

Большинство из этих предметов — показатель широких торговых связей местного населения с греческими городами Северного Причерноморья, городами Египта, откуда привозили разнообразные амулеты из голубого фаянса, с Малой Азией, где изготовлялись многие сорта столовой краснолаковой посуды, с островами Эгейского бассейна.

Дорогую посуду, предметы роскоши, ценные ткани могла купить только аристократия. А поскольку обычай требовал, чтобы на тот свет умершего сопровождали предметы, окружение его в быту, по количеству и качеству инвентаря, найденного в могилах, не трудно установить, кто был богат, а кто беден. Любопытно, что в мавзолее и в склепах, наряду с аристократами, одетыми в дорогие одежды, иногда расшитые золотыми бляшками, лежали бедняки, которых сопровождали всего лишь несколько бусин или один горшок.

Вполне возможно, что эти бедные люди были слугами или рабами своих господ и поэтому их захоронили в той же усыпальнице. Не исключено, что они умерли не своей смертью, а были убиты при погребении хозяина.

Примечательно, что бедняков иногда хоронили не по скифским обычаям, а по погребальным нормам сарматов.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *