Изменения в социально-этнической структуре Крыма в 20—30 г

В начале 20-х гг. Крым являлся одним из самых пестрых в этническом отношении районов страны. По данным переписи 1921 г здесь проживали представители 70 национальностей, но национальную структуру Крыма определяли: русские, украинцы, татары, немцы и евреи, на долю которых приходилось почти 90% населения: 51,5% населения — русские и украинцы (перепись 1921 г. учитывала их как одну этническую группу), почти 26% — татары, 5,9% — немцы, 6,9% — евреи. Крым был одним из самых урбанизированных районов страны — в 1921 г. удельный вес городского населения превышал 45%. Но при этом доля горожан в этнических группах Крыма была весьма различной: в городах проживало несколько более половины русских и украинцев, 1/5 татар, почти 100% евреев и всего 7,6% немцев. Эти различия обусловлены рядом исторических причин: так, рост городов, развитие промышленности, непроизводственной сферы в Крыму в конце XIX— начале XX в. шли прежде всего за счет русских, украинцев и евреев; исключительно городской образ жизни евреев объясняется включением Таврической губернии в пресловутую «черту оседлости»; немецкие же колонисты традиционно ориентировались на сельский образ жизни и сельскохозяйственные виды труда, сходные мотивы характерны и для крымских татар.
Более детальная характеристика проживания основных этнических групп дает следующую картину: русские и украинцы — достаточно равномерно распределены по территории полуострова и абсолютно преобладают в промышленно-административных центрах, портах, а также в Ялте, и составляют более — 60% городского населения;
татары — основной район проживания — горный и предгорный Крым, Южный берег Крыма; 3/4 горожан проживает в 4 городах (Симферополь, Бахчисарай, Евпатория, Карасубазар). При этом большинство татары составляли только в Бахчисарае — 80%, высока их доля (от 20% до 40%) в Карасубазаре, Алуште, Евпатории;
евреи —40% проживает в Симферополе, от 15% до 20% —в Карасубазаре, Евпатории, Феодосии, Керчи (сюда входят крымчаки и караимы);
немцы — более 90% проживает в 4 районах: Симферопольском, Джанкойском, Евпаторийском, Феодосийском.

Определенный интерес представляет и характеристика образовательного уровня населения в 1921 г.
Грамотных в Крыму — 51,1% (это значительно выше, чем в целом по стране), в городе — 61,3%, в селе — 42,6%. Довольно близки показатели грамотности у мужчин и женщин — разница 7%. Наиболее высок показатель грамотности у немцев и евреев— почти 3/4, самый низкий у татар — 28,6%, несколько выше уровень средней грамотности (56,5%) у русских и украинцев. Для всех этнических групп характерен более высокий уровень грамотности горожан, а также мужчин (у немцев же доля грамотных среди мужчин и женщин практически одинакова).
Этнические процессы в 20-е гг. испытали сильное деформирующее влияние голода 1921—1922 гг. За два года численность населения Крыма сократилась на 1/5, примерно в равной степени у всех основных этнических групп. В результате миграции 1923— 1926 гг. численность населения была восстановлена, при этом несколько сократилась численность крымских татар и евреев и немного выросла численность немцев и украинцев. Среди переселенцев преобладали люди в наиболее трудоспособном возрасте — 20—49 лет. Сдвиги произошли и в размещении населения: выросла доля горожан среди русских, татар и немцев, и, напротив, значительно вырос удельный вес сельских жителей среди евреев. Это последнее объясняется не только отменой «черты оседлости», но и политикой местных органов, оказывавших существенную помощь в организации переселения. Определенные, но весьма скромные успехи были достигнуты к 1926 г. в ликвидации неграмотности:    доля грамотных в Крыму увеличилась на 7%, примерно одинаково в городе н в селе, у мужчин и женщин. Несколько быстрее шел процесс ликвидации неграмотности у татар, но по-прежнему свыше 60% татар оставались неграмотными.

Особый интерес представляет анализ социально-классовой структуры населения Крыма по материалам Всесоюзной переписи 1926 г., проводившейся в момент расцвета нэпа. Данные переписи позволяют сделать следующие основные выводы:
1.    Низким остается уровень занятости населения, особенно женщин, что прямо отражало замедленные темпы восстановления народного хозяйства, и, соответственно, очень высоким — почти 9 % — был показатель безработицы. Показатель занятости населения дает небольшой разброс от 22,4% у украинцев до 30,3% у евреев. Иную картину дает состав безработных: самая низкая безработица (1—2%) среди татар и немцев, проживающих преимущественно в селе, а самая высокая у евреев и русских, ориентированных на город, где темпы восстановления экономики были значительно ниже.
2.    Для социально-классовой структуры характерно преобладание мелкобуржуазных слоев города и деревни, прежде всего крестьянства. Наиболее высок удельный вес этой группы у татар — 3/4, около 2/3 — у немцев, проживающих преимущественно в селе, почти в два раза ниже доля этой группы среди евреев и русских — преимущественно горожан.
3.    Удельный вес рабочего класса сравнительно невысок — 1/4. Более 70 % рабочих — русские и украинцы, у них и наиболее высок удельный вес рабочих. Значительно ниже доля рабочего класса в других этнических группах, что отражает традиционную ориентацию на неиндустриальные виды труда и сельский образ жизни (у немцев и татар).
4.    Значительно выше, чем в среднем по стране, в Крыму доля интеллигенции, что отражает особенности народнохозяйственной структуры республики (значительно выше степень урбанизации, более развитая непроизводственная сфера и т. д.). При этом можно отметить явно нерациональное распределение интеллигенции — 85 % в непроизводственной сфере, а в промышленности — всего 4 %. Очень высок удельный вес интеллигенции у евреев (почти 1/5), что объясняется и более высоким образовательным уровнем, и традиционной ориентацией преимущественно на умственные виды труда и, конечно, городским образом жизни. Малочисленность интеллигенции у татар объясняется, в первую очередь, низким образовательным уровнем, у немцев — сельским образом жизни.
5.         Буржуазия составляла немногим более 3% занятого населения, при этом 80% ее — сельская буржуазия. Очень высока доля буржуазии среди немцев — 10,9%, причем это исключительно сельская буржуазия, что объясняется историческими причинами — чрезвычайно выгодными условиями, предоставлявшимися немецким колонистам в дореволюционной России, более высокой хозяйственной культурой.
6.        Очень высок в Крыму удельный вес социального слоя «служащие-неспециалисты», особенно у русских, украинцев и евреев, что объясняется, с одной стороны, развитой непроизводственной сферой, где в основном и занята эта категория трудящихся, с другой — неоправданным разбуханием управленческого аппарата во всех отраслях. С середины 20-х гг. в Крыму начинается и важный социальный процесс — кооперирование мелких товаропроизводителей города и деревни.
Можно отметить и особенности внутренней структуры классов и социальных слоев Крыма. Кардинальные различия характерны для состава рабочего класса: если у евреев промышленные рабочие составляют 3/4 всех рабочих, у русских — 1/3, то среди немцев и татар почти нет фабрично-заводских рабочих. Напротив, свыше 60% татар и немцев заняты в сельском хозяйстве, здесь же — почти половина рабочих-украинцев. Почти все строительные и транспортные рабочие — русские и украинцы. Подобную картину дает и анализ внутренней структуры интеллигенции: у всех этнических групп в Крыму, кроме немцев, непропорционально высок удельный вес управленченского аппарата, но особенно у татар и украинцев — более 40%. Инженерно-технические работники — почти исключительно русские и украинцы; в то же время наиболее многочисленная профессиональная группа еврейской национальности (43%) —медицинские работники. Почти вся немецкая интеллигенция — это учителя, 60% они составляют и среди татарской интеллигенции.
Есть существенные различия и во внутренней структуре мелкой буржуазии: во всех этнических группах абсолютное большинство ее занято в сельском хозяйстве, у евреев же удельный вес этой группы чуть более 1/5, что объясняется городским образом жизни и слабыми традициями сельскохозяйственного труда, 3/4 — это кустари и мелкие торговцы.
Такова в общих чертах характеристика социально-этнической структуры населения Крыма в середине 20-х гг.
Осуществление курса на социалистическую индустриализацию, коллективизацию сельского хозяйства, культурную революцию, несмотря на все деформации в условиях сталинского режима, привело к концу 30-х гг. к существенным сдвигам в социально-классовой структуре и этническом составе населения Крыма.
Продолжается процесс урбанизации — к концу 30-х гг. более половины крымского населения живет в городах, наиболее быстрыми темпами растут индустриальные центры: Симферополь, Керчь, Севастополь, Джанкой. При этом в конце 20-х — начале 30-х гг. рост городского населения был обусловлен главным образом оргнабором рабочей силы из крымского села, а затем почти исключительно миграцией из-за пределов Крыма. Приток мигрантов (а это почти исключительно русские и украинцы) изменил соотношение этнических групп: заметно вырос удельный вес русских и украинцев и, напротив, более чем на 5% упала доля крымских татар, несколько упал удельный вес немцев и евреев. У всех этнических групп, кроме евреев, наблюдается рост удельного веса городского- населения, но по-прежнему абсолютное большинство татар и немцев — сельские жители. Обратный процесс характерен для евреев — к концу 30-х гг. более 1/4 их — уже сельские жители. Это прямое следствие целенаправленной переселенческой политики. Что касается районов проживания основных этнических групп, то существенных сдвигов здесь не произошло и можно отметить лишь следующее: несколько выросла численность татар в степных районах Крыма и более чем в два раза в Симферополе.
Более существенные сдвиги произошли в социально-классовой структуре населения, и выразились они в следующих тенденциях:
1.    Постоянно росли численность и удельный вес самодеятельного (работающего) населения в Крыму за счет ликвидации безработицы в конце 20-х гг., привлечения женщин в народное хозяйство, миграции.
2.    Опережающими темпами растет численность рабочего класса, он становится самой крупной социальной группой, что явилось прямым следствием индустриализации Крыма. Наиболее высок удельный вес рабочих среди русских и украинцев. Быстрыми темпами шел процесс формирования кадров рабочего класса у татар, что было прямым результатом целенаправленной деятельности местных партийных и советских органов (оргнабор, реализация пятилетней программы вовлечения татар в промышленность и в профтехобразование и т. д.). Произошли радикальные сдвиги во внутренней структуре рабочего класса в Крыму: почти 2/3 рабочих было занято в индустриальных отраслях, прежде всего в промышленности. Принципиально изменилась и отраслевая структура промышленных рабочих в Крыму: появились новые отраслевые отряды — горнорабочие, металлурги, химики, резко выросла численность машиностроителей. В годы довоенных пятилеток значительно изменилась и профессиональная структура рабочих: появление новых отраслей в промышленности вызвало к жизни целый ряд новых профессий (бурильщики, проходчики, сталевары и т. д.). Более чем в 8 раз выросла численность рабочих, занятых механизированным трудом. Но в целом профессионально-квалификационный уровень рабочего класса оставался крайне низким — свыше 80% его было занято мало и неквалифицированным трудом, что отражает как слабость технической базы народного хозяйства, так и отставание системы подготовки кадров. Значительно отличаются по своему составу национальные отряды рабочего класса: среди немцев абсолютно преобладают сельскохозяйственные рабочие; большинство рабочих-татар занято в сельском хозяйстве и непроизводительной сфере; наиболее высок удельный вес промышленных рабочих (до 50%) среди русских, евреев и украинцев; почти все рабочие в строительстве и на транспорте — русские и украинцы. На наш взгляд, эти различия объясняются степенью урбанизации этноса, национальными традициями, уровнем образования.
3.        В годы довоенных пятилеток в Крыму активно идет процесс формирования кадров новой интеллигенции, особенно в городе, где численность ее выросла почти в 5 раз. По-прежнему самый высокий удельный вес интеллигенции среди евреев (почти 1/5), но очень быстрыми темпами идет формирование интеллигенции у татар. Радикально изменилась структура интеллигенции, прежде всего под воздействием индустриализации: по сравнению с 1926 г. в 11 раз выросла ее численность в промышленности, более чем в 14 раз — в строительстве, более чем в 6 раз — на транспорте, соответственно вырос и ее удельный вес. Опережающими темпами в Крыму растет численность ИТР, и к концу 30-х гг. они составляют почти 1/3 интеллигенции., В то же время в полной мере проявились и негативные последствия сформировавшейся командно-административной системы — управленческий и учетно-контрольный персонал составлял почти 40% всей интеллигенции. Низким был и профессиональный уровень интеллигенции: примерно 2/3 ее — практики, не имевшие соответствующего образования. Особенно это характерно для управленческого персонала, где большинство — выдвиженцы. Что касается внутренней структуры национальных отрядов интеллигенции, то здесь можно отметить следующее: во всех этнических группах в Крыму растет численность интеллигенции, занятой в индустрии и ИТР, а также управленческого и учетно-контрольного персонала; среди русских и украинцев наиболее высока доля производственно-технической интеллигенции, занятой главным образом в индустрии, и управленческого персонала; у татар и немцев преобладает культурно-просветительный и управленческий персонал; наиболее равномерно профессиональные группы интеллигенции распределены у евреев.
4.      Осуществление сплошной коллективизации сельского хозяйства, ликвидация капиталистических элементов в городе уже к концу 20-х гг. привели практически к полному исчезновению двух классов — буржуазии и мелкой буржуазии города и деревни. В Крыму начался процесс формирования нового класса — колхозного крестьянства и кооперативных кустарей, которые в конце 30-х гг. составляли треть самодеятельного населения Крыма. Наиболее высок удельный вес этой социальной группы у немцев и татар (соответственно 68,2% и 60,4%), что объясняется и сельским образом жизни, и более широким распространением кустарной кооперации в районах проживания татарского населения.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод: несмотря на все перекосы и деформации 20—30-х гг.г в Крыму во всех этнических группах шел (хотя и с разной скоростью) процесс формирования новой социально-классовой структуры.

ethnic-structure-of-crimea-20-30-1ethnic-structure-of-crimea-20-30-2ethnic-structure-of-crimea-20-30-3



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *