БОРЬБА ЗА УПРОЧЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В КРЫМУ

После установления Советской власти на Крымскую партийную организацию легла обязанность возглавить все хозяйственное и культурное строительство. А силы ее были в то время очень невелики. В самой крупной—Севастопольской организации числилось в конце февраля 1918 года около 400 членов партии, причем многие из них находились в красногвардейских отрядах. В Симферопольской партийной организации было немногим более 200 человек. Примерно столько же насчитывалось в Евпаторийской организации. Вдвое меньшими были Феодосийская и Керченская и еще малочисленней Ялтинская и Джанкойская парторганизации. Вступившие в партию рабочие, солдаты и матросы не имели опыта партийной работы, но они горели революционным энтузиазмом. Вступление в партию в то время означало готовность в любую минуту с оружием в руках, не щадя своих сил и жизни, защищать завоевания социалистической революции.
Партийная жизнь значительно оживилась с изданием большевистской газеты «Таврическая Правда», первый номер которой вышел 24 января 1918 года. Газета «Таврическая правда», орган губернского комитета партии, издавалась в Севастополе. В редактировании «Таврической правды» принимал участие Дмитрий Ильич Ульянов.
Несмотря на свою малочисленность, Крымская партийная организация развернула многостороннюю деятельность: руководила советским строительством, формированием красногвардейских отрядов и отправкой их на фронты гражданской войны, заготовкой хлеба для промышленных центров страны.
Коммунисты работали с предельным напряжением. Днем они занимались своим делом в учреждениях, на предприятиях, вечерами проходили военное обучение в специально созданных коммунистических отрядах. В Симферополе «партийная дружина», впоследствии переименованная в «Коммунистический батальон», была создана 1 марта 1918 года. Отряды создавались в Севастополе, Ялте и других городах Крыма.
Коммунисты и комсомольцы были организующей силой, костяком красногвардейских отрядов, созданных из добровольцев-моряков Черноморского флота, солдат и рабочих. Главной базой формирования отрядов по-прежнему являлся Севастополь. В Севастополе находился областной военно-революционный штаб, который по директивам партии направлял красногвардейские отряды на помощь трудящимся Украины и Дона для борьбы с контрреволюцией. Эти отряды поддерживали тесную связь с Севастопольским военно-революционным штабом, получали из Крыма пополнение и вооружение.

А. В. Полупанов—матрос-черноморец, активный участник революционной борьбы во флоте и гражданской войны. В 1918 году командовал бронепоездом «Свобода или смерть».

Наиболее крупным из них был Черноморский революционный отряд под командованием А. В. Мокроусова. Численность отряда превышала тысячу человек, он имел батарею полевой артиллерии, две гаубицы и два самолета. В конце января этот отряд выступил на север в распоряжение командования Украинского фронта для борьбы с Калединым. Отряд прошел славный боевой путь. В Мелитополе он принял участие в разоружении одного антисоветски настроенного полка. Первый бой с калединцами отряд провел в Донбассе под станцией Гуково, второй — под станцией Зверево. В ходе последующих боев отряд пополнился за счет рабочих Сулина и других рабочих поселков. Черноморцы участвовали в боях за Новочеркасск и Ростов. После освобождения Ростова, в марте 1918 года, часть отряда возвратилась в Севастополь.

Севастопольский областной военно-революционный штаб посылал красногвардейские отряды в Одессу, Темрюк, Новороссийск и другие города. В помощь красногвардейским отрядам, действовавшим в приморских городах, направлялись военные корабли. Например, эсминец «Керчь» в январе совершил поход в Одессу и на Дунай против контрреволюционных частей генерала Щербачева.

Общая обстановка в стране была чрезвычайно напряженной. Начавшиеся в конце 1917 года переговоры с Германией о заключении мирного договора затянулись. Русская и иностранная контрреволюция прилагала все усилия, чтобы сорвать переговоры о мире. Объективно пособниками контрреволюции в этом черном деле оказались Троцкий, Бухарин и их сторонники, которые всеми способами пытались сорвать стремление В. И. Ленина и большинства ЦК партии вывести страну из тяжелой войны. Страна нуждалась в передышке, которая была необходима для укрепления Советской власти, ибо нельзя было считать положение Советской власти вполне упроченным, пока Россия находилась в состоянии войны.

Международное и внутреннее положение Советской республики заставляло Крымскую партийную организацию сосредоточить главное внимание на военных вопросах. При Севастопольском областном военно-революционном штабе в начале марта был организован «Штаб Красной Армии». На него было возложено формирование в Таврической губернии пеших и конных частей Красной Армии. В подчинении этого штаба находились местные штабы Красной Армии в Симферополе, Евпатории, Мелитополе, Феодосии и в других городах.

14 февраля было получено распоряжение из центра о перестройке флота на новых началах — по принципу добровольности. В связи с реорганизацией флота многие матросы оставляли службу и разъезжались по домам. Наиболее сознательные моряки вступали в боевые отряды и уходили воевать против Каледина и украинской контрреволюции. Некоторые корабли лишились большей части личного состава.

Перед Крымской партийной организацией, в первую очередь перед большевиками-черноморцами, встала задача сохранить боеспособность флота. С этой целью в середине февраля был созван 2-й Черноморский флотский съезд. На открытии съезда, выступая с приветствием от губернского комитета партии большевиков, Н. Пожаров указал на необходимость поднятия боеспособности флота и призвал к беспощадной борьбе с классовыми врагами.

Съезд принял решение: «Все военные моряки, находящиеся в настоящее время на кораблях и в береговых частях и учреждениях, обязаны оставаться на своих местах впредь до особого распоряжения Центрофлота, причем оклады содержания им будут выдаваться как вольнонаемным с 1—14 февраля сего года». Съезд обратился ко всем морякам с воззванием твердо стоять за Советскую власть и диктатуру пролетариата.

В результате принятых мер массовая демобилизация из флота прекратилась, но все же флот оказался весьма ослабленным, ряд боевых судов остался без команд.

В конце февраля 1918 года в Севастополе произошло выступление матросов, связанное с общим обострением обстановки в стране. 18 февраля немцы, прервав мирные переговоры, повели наступление по всему фронту. В то же время австро-германские войска по сговору с Центральной радой начали оккупацию Украины. В связи с возобновившимся наступлением германской армии В. И. Ленин объявил социалистическое отечество в опасности. Советское правительство обратилось к трудящемуся населению с призывом встать на защиту своей Родины.

Наступление германских полчищ ободрило внутреннюю контрреволюцию, которая надеялась с помощью немецких штыков задушить молодую Советскую республику. В Крыму контрреволюционеры стали открыто призывать к борьбе против Советской власти.

В Севастополе контрреволюционеры тайно готовили восстание. Был даже назначен день восстания и составлены списки наиболее активных советских работников, которые намечались к уничтожению в первую очередь.

О готовящемся восстании стало известно Центрофлоту и матросской массе. Команда корабля «Борец за свободу» вынесла решение беспощадно подавить контрреволюционные элементы. К этому решению присоединились матросы ряда других кораблей. Центрофлот санкционировал его и распорядился, чтобы для проведения операции судовые комитеты выделили из команд надежных людей. Получив списки лиц, подлежащих аресту, матросы группами рассыпались по городу и произвели обыски и аресты. Арестованных пропускали через специально созданный «сортировочный комитет», который выносил решение, кого из арестованных освободить, а кого расстрелять. За двое суток, по сообщению газет того времени, было расстреляно в Севастополе свыше 200 контрреволюционеров.

Взрыв возмущения матросской массы вылился в массовый террор, который имел целью защиту революции от посягательств ее врагов и был направлен не только против реакционного офицерства, но и против наиболее скомпрометировавших себя лидеров правых эсеров и меньшевиков. Выступление моряков пытались использовать уголовные и анархиствующие элементы, которые в своих корыстных целях совершали самочинные обыски и грабежи. Но революционные моряки на месте пресекали эти преступные действия, сурово расправляясь с виновными.

В Симферополе в ночь с 23 на 24 февраля матросы стоявшего здесь Севастопольского отряда, очевидно, извещенные о событиях в Севастополе, произвели аресты «лиц, принадлежащих к буржуазному классу». Наиболее известные своей контрреволюционной деятельностью лица были расстреляны.

События, происшедшие в Севастополе и Симферополе, свидетельствовали о том, что, во-первых, местные органы власти слабо боролись с контрреволюционными элементами, проявляли либерализм в отношении правых эсеров и меньшевиков, открыто занимавшихся подрывной работой против Советской власти; во вторых, что среди матросов отсутствовала надлежащая дисциплина. Следует иметь в виду, что, вследствие ухода большого числа матросов-коммунистов на борьбу с контрреволюцией на Украине и на Дону, большевистское влияние на кораблях ослабело.

Слабая организационная и воспитательная работа в военных частях в значительной степени объяснялась еще и тем, что орудовавшие в областном военно-революционном штабе троцкисты и левые эсеры своей фракционной деятельностью мешали укреплению дисциплины и повышению политической сознательности Красной Армии.

 

 

В феврале 1918 года губернский комитет партии принял решение о созыве губернской партийной конференции для обсуждения работы Крымской партийной организации и вопроса о заключении Брестского мира (предстоял VII съезд РКП(б), который должен был окончательно решить вопрос о мире).

2 марта 1918 года в Симферополе открылась губернская партийная конференция (она именовалась губернским партийным съездом). Присутствовало 20 делегатов. Конференция заслушала отчет губкома и доклады с мест, обсудила доклад о советском строительстве и ряд других.

На конференции развернулась острая борьба по вопросу об отношении к Брестскому миру. В этом вопросе троцкистско-бухаринские элементы сблокировались и пытались навязать конференции резолюцию, осуждающую ленинскую политику Центрального Комитета партии. Но большинства им получить не удалось. Тогда они перенесли борьбу на состоявшийся вскоре губернский съезд Советов.

На конференции был избран новый состав губернского комитета партии. В него вошли: Тарвацкий, Новосельский, Коляденко и другие. Председателем губкома был избран Ян Тарвацкий. Вскоре после губернской партийной конференции состоялись перевыборы городских партийных комитетов.

7 марта в Симферополе открылся Таврический губернский съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских, поселянских и батрацких депутатов. На съезд прибыло около 700 делегатов. Председателем съезда был единогласно избран большевик Пахомов.

Съезд рассмотрел следующие вопросы: 1) отчет Таврического ЦИК Советов о его работе; 2) текущий момент; 3) земельный вопрос; 4) отчет комиссариата продовольствия; 5) отчет комиссариата финансов; 6) выборы ЦИК.

Работа съезда продолжалась 4 дня — по 10 марта включительно. На первом заседании съезд послал приветственную телеграмму Совету Народных Комиссаров:

«Петроград. Совнарком».

Я. Ю. Тарвацкий — председатель Таврического губернского комитета партии большевиков, член правительства Советской Социалистической Республики Тавриды

Съезд Советов рабочих, крестьянских, солдатских, поселянских и батрацких депутатов Таврической губернии приветствует Великую Российскую Советскую Федеративную Республику и в лице ее Революционное Рабоче-Крестьянское Правительство, как старых испытанных борцов, которые в дни темной реакции гордо и смело несли великое знамя всемирной пролетарской революции. В настоящий грозный и тяжелый момент мы призываем наших истинных избранников так же гордо и смело, как и в былые годы, развернуть святое великое, обагренное пролетарской кровью Красное знамя, и этим символом мы поддержим вас всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами…»

Наиболее острые прения развернулись по вопросу о Брестском мирном договоре. Троцкистское охвостье и так называемые «левые коммунисты» в блоке с левыми эсерами и другими антисоветскими элементами хотели навязать съезду свою резолюцию, осуждавшую заключение Брестского мирного договора. В первый день оппозиции удалось протащить свою резолюцию незначительным большинством голосов. Собравшись вечером, большевистская фракция съезда осудила дезорганизаторов из троцкистско-бухаринского блока и потребовала пересмотра вопроса.

На другой день по предложению фракции большевиков вопрос о мире снова подвергся обсуждению. На этот раз подавляющее большинство делегатов съезда приняло резолюцию, одобряющую политику партии и Советской власти по заключению мирного договора с Германией.

Большое место в работах съезда занял земельный вопрос. Съезд утвердил «Инструкцию по земельному вопросу для временной разверстки земли на посев 1918 года в Таврической губернии». В первом пункте инструкции говорилось: «Все земли нетрудовых частновладельческих, крестьянских хозяйств и могущие остаться не использованными со всем сельскохозяйственным живым и мертвым инвентарем, а также со всеми сельскохозяйственными постройками, со всеми запасами сельскохозяйственных продуктов и материалов, воды местного значения и леса переходят в ведение и распоряжение Советов рабочих и крестьянских депутатов на местах».

Съезд принял решение не производить наделение землей крестьян до «выяснения общих данных о земле», а сосредоточить усилия на засеве всей пахотной земли; земли, которые крестьяне уже получили в свое пользование в результате раздела некоторых помещичьих земель, считались временными наделами. Отсрочка окончательного раздела помещичьих земель между безземельными и малоземельными крестьянами мотивировалась тем, что он может отрицательно сказаться на проведении весенних полевых работ. Такое решение, несомненно, было крупной ошибкой, так как порождало у крестьян неуверенность, что земля в будущем останется в их пользовании.

Съезд уделил большое внимание продовольственному положению. Делегаты съезда одобрили меры по оказанию помощи голодающим губерниям.

По докладу комиссара финансов Коляденко было принято решение, отмечавшее положительную работу финансовых органов. Большевику Коляденко съездом была вынесена благодарность. По вопросу об организации Красной Армии съезд постановил приветствовать решение Советского правительства о создании Красной Армии и установлении в ней строгой дисциплины.

Съезд избрал Центральный Исполнительный Комитет, в состав которого вошло 12 большевиков и 8 левых эсеров.

Губернский съезд Советов проходил в очень напряженной обстановке. Контрреволюционные партии и группы плели заговоры, устраивали провокации, подстрекали к выступлению против Советов.

В Симферополе было неспокойно командующий расположенными войсками Хацко, сообщив делегатам съезда о тревожном положении, закончил речь такими словами: «…Иду по делу уничтожения военных складов, дабы не случилось там чего-нибудь». Председатель губернского ЦИК сообщил делегатам: «Раскрыт заговор, который предполагал завтра произвести переворот. Мною отдано распоряжение, чтобы все войска были на своих местах».

В Евпатории один из находившихся там отрядов под влиянием антисоветской агитации пытался разогнать местный Совет. Сакский волостной Совет обратился в Таврический ЦИК с письмом, в котором жаловался, что «являющиеся в селение в форме солдат и матросов лица предъявляют требования, нарушающие трудовую нормальную жизнь крестьян, причем эти требования, на случай малейшего протеста, подчеркиваются весьма внушительными и резкими по их характеру угрозами вплоть до самочинного расстрела». Такие анархистские действия вооруженных отрядов и групп порождали недовольство населения и дезорганизовали работу местных органов Советской власти.

В дни работы губернского съезда Советов в Симферополе открылся губернский съезд профсоюзов. При открытии съезда профсоюзов некоторые делегаты-рабочие внесли предложение послать приветствие губернскому съезду Советов. Под давлением меньшевиков и эсеров съезд профсоюзов отклонил предложение рабочих. По предложению меньшевиков была выделена делегация для приветствия губернского съезда Советов с наказом «приветствовать съезд, но не как власть».

Поведение эсеро-меныневистских профсоюзных заправил вызвало возмущение делегатов съезда Советов. Было принято решение создать специальную комиссию, чтобы выяснить позицию съезда профсоюзов. Избранная съездом Советов комиссия в составе 5 человек в сопровождении красногвардейского отряда явилась на съезд и потребовала прямого ответа на вопрос: признает ли съезд Советскую власть или нет? Не получив ясного ответа, комиссия распустила съезд профсоюзов и назначила оргбюро для созыва нового профсоюзного съезда. Съезд Советов полностью одобрил ее действия.

Губернский съезд Советов сумел занять правильную позицию по большинству вопросов, выразив волю подавляющего большинства населения Таврической губернии. Проведением съезда Советов закончился важнейший этап становления Советской власти в Крыму.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *