Какие у скифов в Крыму были жилые и хозяйственные постройки

Победа греков над скифами во II в. до н. э. оказалась эфимерной. Скифы вновь овладели западным Крымом. Раскопки последних десятилетий в этом районе выявляют все новые и новые данные о строительной и хозяйственной деятельности скифов. Целой цепочкой протянулись их поселения вдоль побережья. Большинство из них еще ждет исследований, и лишь на самых значительных в последние годы ведутся раскопки.

На берегу моря, в 7 км к западу от Евпатории, близ детского санатория «Чайка» расположено городище скифов. Оно возникло на месте греческого поселения, которое еще в начале III в. до н. э. пытались захватить скифы.

Во II в. до н. э. они возвели здесь небольшую крепость с мощной оборонительной стеной своеобразной конструкции. Поскольку эта местность песчаная, ров здесь вырыть невозможно (края осыпались бы). Скифы решили проблему обороны города очень остроумно: они насыпали песчаный вал шириной 6 м, который затем укрепили с внутренней и внешней сторон стеной из бутового камня. Стена была высокой — сохранившаяся часть внешней облицовки достигает 3,5—4 м.

Застройка крепости велась по строгому плану. Сказалось, видимо, влияние греческих строителей, да и сами скифы ко II в. до н. э. уже сумели приобрести навыки градостроительства. С востока и юга шли кварталы из примыкающих друг к другу жилищно-хозяйственных комплексов. Если хозяин владения изменял площадь своей постройки (пристраивал сарай или расширял жилое помещение), то это приводило, естественно, к изменению планировки всего квартала. Наряду с одноэтажными, строили и двухэтажные дома. Наверх поднимались по каменным лестницам.

Улицы, как правило, были мощеные, их уровень находился выше полов помещений, куда спускались также по лестницам.

Местное население прибрежной полосы занималось рыболовством, земледелием, торговлей. Видимо, оно унаследовало традиции живших здесь ранее греков, используя установленные ими торговые связи с различными городами.

Городище «Чайка» просуществовало сравнительно недолго. В I в. н. э. жизнь здесь замерла.

К северу от Евпатории, в 28 км от нее, на берегу моря расположено Южно-Дсиузлавское городище. Оно, так же как и «Чайка», возникло во II в. до н. э. на месте греческого поселения. Захватив его, скифы возвели в центральной части укрепление, которое имело округлую в плане форму размером 130  на 45 м. Эта небольшая крепость была хорошо защищена валом, поверх которого шла каменная стена. Перед ней находился глубокий ров, обложенный камнями. За пределами крепостных стен располагалось селище.

Раскопками на городище открыты здания, состоящие из нескольких помещений. Их стены, как правило, сложены из рваного камня. Сохранились каменные ограды дворов, многочисленные хозяйственные ямы. Помимо добротных жилищ, существовали и примитивные. Примером тому могут служить остатки юрты I в. н. э., имеющей почти правильную круглую форму размером 2,7 на 3 м. По краю глинобитного пола шли поставленные на ребро плоские камни. В центре находилась яма, предназначенная для опорного столба перекрытия.

Южно-Донузлавское городище прекратило свое существование, как и «Чайка», в I в. н. э.

На южном побережье Тарханкутского полуострова, у с. Окуневки, на месте ранее существовавшего греческого поселения, во II в. до н. э. возникло скифское городище Тарпанчи. В плане оно имело прямоугольную форму, с трех сторон было защищено каменной стеной толщиной 2,8 м. Кверху она постепенно сужалась до 1,55 м. Снаружи стену обмазывали толстым слоем глины. Это не только придавало ей более опрятный вид, но и делало более прочной. Вдоль стены, на расстоянии 4 м друг от друга, располагались боевые башни. Исследованы две из них.

Квадратные в плане, пятиметровые в поперечнике, они, так же как и стены, возведены из бута. Перед стеной башни выступали на 4—4,4 м. Удалось проследить оригинальную конструкцию основания башни, до раскопок городища Тарпанчи не встречавшуюся в скифской фортификациии. Башня имела цоколь из крупных плит, лицевая кладка которого, обращенная к напольной стороне, была пирамидальной. На цоколе возвышалась вертикальная стена. Во второй строительный период башни укрепили дополнительным противотаранным поясом толщиной 1,75 м. Перед стеной находился глубокий (4,5 м) ров, ширина которого в верхней части достигала 11—12 м, а в основании — 5 м. Склон рва, обращенный к городу, облицован камнем28.

К городищу с запада и востока примыкали селища, размеры которых во много раз превосходили размеры самого укрепления. К северу располагались остатки большого зольника.

У оборонительной стены, с ее внешней стороны, открыт пристроенный к ней навес, под которым временно хранили, а может быть, и просушивали пшеницу и ячмень. Площадка под навесом была глинобитной. Когда последний раз промазали пол, кто-то прошел по нему, остались отпечатки босых ног. Раскопана не вся площадка, а только ее часть, но на ней собрано более 500 кг обуглившегося зерна. Погибло зернохранилище внезапно на рубеже II—I вв. до н. э. Вероятно, это произошло во время второго похода войск Диофанта против скифов, когда Диофант «будучи задержан непогодой» — как мы узнаем из декрета в Херсонесе,— неожиданно повернул в приморские земли северо-западной Тав-рики. Нападение было столь внезапным, что скифы не смогли уберечь собранный урожай. От удара врагов пострадала и оборонительная стена. Однако, судя по всему, грекам не удалось захватить Тарпанчи. Жизнь на поселении продолжалась.

Во II—III вв. н. э. здесь возникают различные сооружения, в том числе так называемый дом с контрфорсами. Он состоял из трех помещений: жилого и двух хозяйственных, а также двора со служебными постройками. Такой комплекс характерен для скифских усадеб северо-западного Крыма.

Помимо земледелия, местное население занималось животноводством (разводили овец, коз, свиней, лошадей, коров, собак), рыболовством (ловили кефаль, камбалу, осетров).

В III в. н. э. городище Тарпанчи погибло. Жизнь в нем замерла. Население покинуло свои жилища, они начали быстро разрушаться. И вот в одном из помещений археологи обнаружили остатки гнезда хищных птиц, некогда поселившихся на руинах Тарпанчи. Хищники вывели птенцов, кормили их мелкими птицами, а также змеями. Удалось установить 26 видов последних.

Все сказанное, во-первых, прямо указывает, что край этот Оставался долгое время пустынным, необитаемым. А во-вторых, позволяет судить о той фауне, которая была здесь в начале I тыс. н. э.

Южно-Донузлавское городище, «Чайка», Тарпанчи были сравнительно небольшими поселениями, тогда как в устье Альмы скифы в конце II в. до н. э. возвели большой город. Место для него они выбрали исключительно удачное. Альма в древности была полноводная, обеспечивала жителей пресной водой. Левый берег реки был довольно крутой. Тридцатиметровые отвесные обрывы делали городище неприступным со стороны моря. Более пологий спуск вел к реке. И лишь юго-западная и юго-восточная стороны оставались незащищенными. Здесь скифы создали надежную оборонительную систему.

Городище сейчас имеет форму треугольника, обращенного вершиной к морю. Его площадь около 6 га, но море непрерывно наступает на него, подмывает берег, и огромные массы земли рушатся на пляж. Уничтожается ежегодно примерно 60 см береговой полосы. В обрывах видны остатки хозяйственных ям, каменных построек, битая посуда. Какая площадь разрушилась, что находилось на несохранившейся территории, мы уже никогда не узнаем.

В древности городище было связано морским путем с Херсонесом и Керкинитидой, с близлежащими приморскими скифскими поселениями. Мимо него греческие корабли шли из Херсонеса в Керкинитиду и Ольвию. А может быть, греческие купцы приплывали из Ольвии с товарами для скифов прямо к устью Альмы.

С Херсонесом и Неаполем местных жителей соединяли сухопутные дороги, следы которых выявляет аэрофотосьемка.

С юго-запада и юго-востока к городищу примыкало огромное поселение, во много раз превесходящее его размеры. С напольной стороны оно было, вероятно, защищено земляным валом. Площадь поселения сейчас распахана, засажена виноградником, но оборонительную линию фиксирует аэрофотосъемка. К востоку от него находился большой некрополь. Не все еще его границы удалось выявить. К примеру, южная теряется в винограднике, где встречаются отдельные могилы. Всего исследовано около 7000 м2 площади древнего кладбища (примерно его четвертая часть).

Когда возникло городище, жили ли до него здесь греки, кому принадлежали эти земли до появления скифов? Эти вопросы стояли перед археологами с самого начала исследования памятника. Однако ответить на них не просто. Ведь значительная часть городища уничтожена, и культурные слои, которые, возможно, могли дать ответ на эти вопросы, погибли. Поэтому надо обратиться к имеющимся материалам. О чем говорят они?

При раскопках фрагменты греческой керамики IV—III вв. до н. э. встречаются крайне редко, однако они все-таки есть, и общее их количество постепенно возрастает. Были найдены обломки херсонесских и синопских амфор этого же времени, фрагменты чернолаковых сосудов. Значит, жизнь здесь в IV—III вв. до н. э. была. Существовавшее до скифов поселение могло скорее всего принадлежать грекам хоры Херсонеса. В связи с наступлением моря и уничтожением береговой полосы какая-то часть этого поселения (теперь мы уже не узнаем какая именно) уничтожена.

Если наше предположение верно, а дальнейшие исследования Усть-Альминского городища это могут проверить, то границы хоры Херсонеса в северо-западном Крыму должны быть значительно отодвинуты к югу от уже известной территории.

Что же касается самого скифского городища, то оно возникло в устье Альмы, как мы уже сказали, в конце II в. до н. э.* (до войны с херсонесскими греками).

Разведочные раскопки на городище были проведены П. Н. Шульцем в 1946 г., а с 1968 по 1984 г. городище и некрополь ежегодно исследовал Альминский отряд Института археологии АН УССР».

Приступая к систематическим раскопкам этого памятника, Альминский отряд ставил перед собой несколько задач. Прежде всего следовало выяснить, как был защищен город скифов. Сейчас, поднимаясь к городищу по крутой тропинке со стороны Альмы или подходя к нему с юга от с. Углового, можно видеть довольно высокий поросший травой вал и ров перед ним. Что это — земляные сооружения или развалы саманных стен? Какие у скифов в Крыму были жилые и хозяйственные постройки, чем занималось население, какие существовали у них обряды, как хоронили умерших?

Кроме этих вопросов, предстояло решить и еще один самый трудный — как назывался в древности этот город?



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *