Закат Скифской державы в Крыму

Расцвет, который пережила Скифия в I—начале II вв. н. э. (на первых порах его не могла омрачить даже так называемая «римская оккупация» Крыма), постепенно сменился упадком. Возможно, этому способствовало все более энергичное наступление сарматов, которые усилили свой натиск на скифов в Крыму во II в. н. э.

Сарматы проникали в Скифию двумя путями: с севера через Перекопский перешеек и с востока через Боспор. Всюду по путям их продвижения удается увидеть могилы с сарматскими захоронениями, сарматские знаки на стенах склепов, сарматский инвентарь и пр.

Об увеличении количества сарматов в Скифии в первые века нашей эры говорит повсеместное распространение характерных для них подбойных могил. И все же среди населения скифского царства в Крыму сами скифы всегда составляли большинство.

 

СКИФСКИЕ УБЕЖИЩА В КРЫМУ

В начавшейся во II в. н. э. период упадка былого могущества скифов в Крыму появляется новый тип городищ — убежища. Каждое из них представляло собой хорошо укрепленную, обычно с каменной стеной цитадель, которая использовалась лишь в момент опасности,— за ее стенами можно было укрыться со скарбом и скотом. В мирное время население жило на прилегающем к цитадели селище. Такие убежища, как правило, небольшие по площади—0,2—0,5 га, возникают главным образом в юго-западном Крыму.

Гористая местность со множеством возвышенностей, у подножия которых всегда есть вода, благоприятствовала созданию подобных городищ, хорошо защищенных самой природой от неприятеля. К числу таких укреплений принадлежит городище Заячье, расположенное между реками Альмой и Качей, в их среднем течении. Цитадель находилась на каменном мысу, вытянутом с севера на юг и окруженном с трех сторон глубокой балкой, Размер ее 60X25 м. Она имела форму прямоугольника, вытянутого в том же направлении, что и мыс. По периметру шла каменная стена, раскат которой позволяет установить форму укрепленной части. К северу от нее располагалось селище с небольшим культурным слоем и многочисленными остатками каменных построек. Один из домов размером 8,2X6 м состоял из двух помещений. Стены его были сложены из довольно крупных камней и забутова-ны мелкими. Немногочисленные фрагменты керамики датируют дом II—III вв. н. э. За селищем к юго-западу и юго-востоку на сотни метров тянутся выложенные камнем полевые межи. Местные жители, как и все население Скифии, занималось земледелием.

В верховье р. Альмы, недалеко от Симферополя у села Кизиловка (прежнее название Карагач), на вершине холма, поднятого над уровнем реки на 40-50 м, расположена цитадель городища, имеющая в плане формы неправильной трапеции размером 47,5X52,5 м.

Каменная стена цитадели толщиной 3,3 м сохранилась на высоту 0,7 м. За пределами крепостной стены обнаружено селище, жизнь на котором протекала во II —III вв. н. э.

К юго-западу от с. Заветного, на левом берегу р. Альмы, близ уже известного нам городища Алма-Кермен, на так называемой горе Чабовского, доминирующей над данной местностью, находилось убежище. От самой цитадели сохранились остатки стены укрепления в форме неправильной трапеции размером примерно 47*32 м. Толщина стены достигала 2 м. Въезд был, вероятно, с северо-запада. За цитаделью находилось селище, а за ним видны следы межевых оград. Разведочные работы, проведенные на горе Чабовского, датируют сохранившиеся здесь остатки первыми веками нашей эры.

На одном из обрывистых мысов Второй гряды Крымских гор, в 3-х км на юго-запад от Альминского карьера, на вершине скалы, поднятой над дорогой почти на 30 м, располагается убежище Балта Чонрак. С напольной стороны оно было надежно защищено хорошо сохранившейся стеной, толщина которой достигала 3 м, а высота 0,95 м. Крупные камни образуют ее внешний и внутренний панцирь, а забутовка — из мелких камней и наскальной крошки. У подножия располагалось селище. Подъемный материал определяет дату памятника—II—III вв. н. э.

На левом берегу р. Качи, в нижнем ее течении, в 6 км на юго-запад от с. Фурмановки, на небольшой возвышенности, поднятой на 36 м над уровнем пашни, что раскинулась у ее подножия, сохранилась хорошо защищенная каменной стеной цитадель Краснозоринского городища. Она имела форму неправильного прямоугольника, вытянутого с запада на восток. Его площадь 92,5*35 м. Следы стены видны почти по всему периметру. Местами она сохранилась на высоту более двух метров, имея толщину 2,8 м. С запада был въезд в цитадель. У ее подножия широко раскинулось селище, границы которого практически неуловимы, так как земля здесь перепахана.

Почему убежища скифов появились в Крыму именно в это время, во II в. н. э.? Определенного и однозначного ответа на этот вопрос пока быть не может. Предположения же возможны разные. Скорее всего, возникновение их связано с общим упадком Скифии, с необходимостью населения заниматься самообороной. Ведь когда царская власть ослабела, армия была не в состоянии защитить границы государства от неприятеля.

Как мы уже сказали, известны главным образом убежища юго-западного Крыма. Появление их в этом районе полуострова вполне логично. Но существовали они и в других местах, в частности, в центральном Крыму. Так, близ с. Пионерского (бывшее название Джалман), в 2,5 км от него на северо-восток открыто убежище. В плане оно имело прямоугольную форму площадью 45*30 м. По всему периметру прослежены остатки стены, за пределами которой располагалось селище. Видны следы построек и древних дорог. Убежища датируются I—III вв.

В это же время существует и иной, пока что, к сожалению, малоизученный тип поселений — усадьбы. Одна из них открыта в 1953—1959 гг. в урочище Кизил-Коба. Здесь раскопана часть жилого дома богатого винодела. Добротное жилище с цемянковым полом состояло, по-видимому, из нескольких помещений. Хозяин усадьбы в прохладной пещере хранил вино в амфорах, предназначенных, вероятно, для продажи. На небольшом участке раскопа собраны обломки 15 больших амфор II—IV вв. н. э. Местное или привозное вино содержалось в амфорах — сказать трудно. Однако стоит отметить, что а Кизил-Кобинском ущелье и сейчас растет дикий виноград. Специалисты считают его одичавшей древней культурой. Поэтому вполне вероятно, что в усадьбе Кизил-Коба в первые века нашей эры мог жить винодел, торговавший собственным вином.

Итак, со II в. н. э. в Скифии становится все больше мелких укрепленных поселений, разбросанных на широкой территории. Как управлялось скифское государство в Крыму, какой был общественный строй Скифии? Одни лишь археологические данные решить этот вопрос не могут, а письменные источники очень скудны.

И все же благодаря эпиграфическим памятникам, нумизматическим данным мы знаем, что во главе скифского государства стоял царь. Власть от отца к сыну переходила по наследству. Напомним, что Скилур был сыном царя, преемником Скилура мог быть его старший сын Палак, которого древние источники также называют царем.

При Скилуре могущество и процветание Скифии в Крыму достигло апогея. Скифский царь вел мудрую политику, значительно расширилась территория государства. Под власть скифов попадает северо-западный Крым — хора Херсонеса с его городами Керкинитидой и Калос-Лименом (современные Евпатория и Черноморское). Большую роль для экономического развития страны сыграло подчинение Ольвии. Скифы получили выход к морю, использовали Ольвию для вывоза хлеба и получения различных необходимых им товаров.
Мы знаем еще имена царей Фарзоя и Инисмея. В науке идет долгий спор о том, был ли Фарзой царем скифов или сарматов? Монета царя Фарзоя. Может быть, он разрешится, когда появятся убедительные факты для этого. Пока же можно сказать, что оба царя, так же как и Скилур, чеканили в Ольвии монеты.
Скифские цари осуществляли внешнюю политику страны, заключали союзы с другими народами и государствами (например, с роксоланами, в период войны с Херсонесом), принимали послов, возможно, осуществляли какие-то жреческие функции, вершили суд и т. д. Кроме того, в каждом поселении была своя аристократическая верхушка, свой (применим современную терминологию) «аппарат управления».
Ко II в. н. э. править страной становилось все труднее. Разобщенность, разъединение осложняли борьбу с внешними врагами. Меры по созданию укреплений, в том числе убежищ, мало помогали. Для греков стала очевидной слабость скифов, неспособность противодействовать врагу. Они не преминули воспользоваться этим. Ведь Боспор стремится расширить свои владения на востоке. Известно, что царь Савромат I (93—123 гг.) одержал победу над «варварами», скорее всего, над скифами, и в честь победы чеканил монету с изображением пылающей крепости.
Скифы, по-видимому, жестоко пострадали в этой борьбе. В Симферопольском Неаполе Скифском обнаружено погребение аланского военачальника, очевидно, участвующего в сражении со скифами на стороне войска Савромата I. Он был убит и погребен здесь же.

Хотя захоронение было сделано поспешно, воину успели положить неразлучный железный меч и набор украшений конской сбруи: налобник, железные удила с псалиями, крупные халцедоновые бусы, крупные бронзовые бляхи с крестообразными украшениями и 38 бронзовых пластин различной формы, обтянутых золотой фольгой. Не забыли и о напутственной пище — возле головы поставили амфору, очевидно, с вином, положили кусок мяса (сохранилась кость), а также предназначенный для него железный нож.

Преемник Савромата I Когий II (123—132 гг.) также успешно воевал со скифами, за что был удостоен почетной статуи. Но скифы все еще не сдавали свои позиции. Лишь через полстолетие, в 193 г., Савромату II удалось одержать победу над скифами и сираками,» как о том повествует танаисская надпись. Это последнее упоминание в источниках о скифах.

Однако, несмотря на военные неудачи, скифское государство до середины III в. н. э. еще продолжало существовать.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *