Новый подъем скифской державы в Крыму

На рубеже новой эры начинается новый подъем скифской державы в Крыму. От потрясений, причиненных войной с греками, скифы оправились быстро. Они расширяют торговые связи, осваивают новые земли.

Так, в среднем течении р. Альмы, близ современного с. Заветного, в I в. до н, э.— I в. н. э. возникает городище Алма—Кермен (старое название деревни). Как обычно, скифы возвели его на возвышенном плато, поднятом над рекой на 30 м. Городище имело овальную форму, вытянутую с северо-запада на юго-восток. Его площадь 1,3 га. У подножия с южной стороны располагалось селище, а за ним, на юго-западе,— могильник. Это место в VI—V вв. до н. э. облюбовали тавры. От их пребывания здесь сохранился довольно мощный культурный слой с многочисленными фрагментами чернолощенной посуды резного орнамента, хозяйственные ямы. Но постепенно под натиском скифов тавры покидают эти районы и уходят все дальше и дальше в горы.

Городище Алма-Кермен в Крыму само по себе малопримечательно — небольшое укрепленное поселение, жители которого занимались земледелием, скотоводством и виноградарством. Постройки сохранились плохо. Главная примечательность — мощная стена акрополя толщиной 3,5 м, сложенная из бутового камня. Она отгораживала северо-западный мыс городища, где не обнаружено культурного слоя, тогда как на остальной территории он доходил местами до 2,3 м. Городище исследователям было известно давно. Еще П. Кеппен в 1837 г. писал: «Там теперь весьма заметны основания стен, составляющих крепостцу, следы которой татары называют Кала». Возникло это поселение в Крыму после войны с греками, скорее всего, в начале 1 в. до н. э.

Особый интерес Алма-Кермен вызывает потому, что здесь обнаружены следы пребывания римских легионеров. Но как и почему они здесь оказались во II в. н. э., в глубине скифской территории? Чтобы понять это, нужно обратиться к историческим событиям начала нашей эры.

Окрепнув после неудачной войны с греками, скифы вновь начинают притеснять Херсонес, не оставив надежды подчинить себе этот полис. Херсонес предвидя опасность, вынужден был заняться ремонтом и укреплением своих оборонительных стен. В I в. н. э. создалась столь сложная ситуация, что херсонеситы вынуждены были обратиться за помощью к Риму, ища защиты от натиска варваров у римского оружия.

Сама по себе помощь эта не сулила Херсонесу ничего хорошего, так как город терял свою политическую независимость и должен был попасть под власть Римской империи. Но херсонеситы предпочли такое подчинение победе над ними варваров. И вот в конце I в. н. э. Херсонес попадает под власть Рима. По мнению некоторых ученых, в это время в городе был введен официальный культ римских императоров. А во второй период подчинения Риму, во время правления Антония Пия (138—161 гг), Херсонес был превращен в главный опорный пункт военной оккупации Крыма. Здесь был размещен римский гарнизон, который вплоть до IV в. н. э. охранял подступы к городу.

Пребывание римлян в Крыму не ограничивалось одним Херсонесом, войска стояли и в Пантикапее. Во II в. н. э. на Южном берегу Крыма, на мысе Ай-Тодор близ нынешней Ялты, римляне возвели крепость Харакс и проложили грунтовую дорогу, которая, помимо морского пути, соединяла ее с Херсонесом. Харакс был защищен неприступными каменными стенами. Но чтобы пресечь набеги варваров, нужны были дополнительные меры. И тогда римляне проникли в глубь Крымской Скифии. Они разместили отряд XI Клавдиева легиона на городище Алма-Кермен. Его основные функции заключались, по-видимому, в том, чтобы контролировать важнейшие магистрали, связывающие столицу скифскго государства Неаполь с Херсонесом и юго-западным Крымом, где было немало скифских поселений, а также с западным побережьем, в том числе с Усть-Альминским городищем. Товары, привезенные в устье Альмы, сухопутной дорогой шли в Неаполь. И тут на пути у скифских торговцев стояли римские солдаты, которые могли не пропустить обоз. Подобные действия нарушали экономическую жизнь скифского государства в Крыму и ослабляли его.

Как могли скифы в Крыму противостоять римскому оружию? Им было уже не до захвата Херсонеса и его округи. Но откуда известно, что на городище Алма-Кермен жили солдаты именно XI Клавдиева легиона, спросит нас читатель?

Установить это совсем не трудно. Дело в том, что прокормить, обуть, одеть огромную армию было нелегко. Поэтому всюду в огромной Римской империи солдаты, помимо основной военной службы, занимались хозяйственной деятельностью, создавали города, прокладывали дороги, строили корабли, возводили прекрасные жилые здания и храмы, насыпали земляные валы, строили крепостные стены с башнями. Среди них были ремесленники, которые обжигали посуду, варили стекло, изготовляли украшения и т. д.

Для многочисленных построек нужна была кровельная черепица. Ее всюду изготовляли на том месте, где размещался гарнизон. На черепицу ставили клеймо легиона, в котором служили мастера-керамисты. По этому и другим источникам стало известно, что гарнизон Херсонеса состоял из отрядов XI Клавдиева легиона, I Италийского, V Македонского, вспомогательных войск мезийской армии и части мезийского флота. Захватив городище Алма-Кермен, римляне прежде всего изгнали живших здесь скифов, которые вынуждены были разместиться на селище. Затем они приступили к возведению различных построек. Одно из новых зданий было перекрыто черепицей. На некоторых ее обломках сохранились клейма XI Клавдиева легиона. Никаких других клейм не обнаружено. Сомнений нет — здесь жили солдаты только XI Клавдиева легиона. Черепицу они могли привозить из Херсонеса, где найдена такая же.

Легионеры не стремились в данном случае придать своему поселению вид укрепленного военного лагеря, как это делалось обычно, тем не менее они выстроили несколько зданий, одно из которых, прямоугольное в плане, было довольно большим — 13X8,5 м. Его стены из сырцовых кирпичей покоились на прочном каменном фундаменте. Изнутри они были оштукатурены и расписаны: внизу шла высокая темно-красная панель, над ней светлые прямоугольники. Сохранились лишь фрагменты штукатурки, поэтому трудно воссоздать всю роспись. Но даже по обломкам можно представить, каким ярким, нарядным, красивым было это помещение.

В Северном Причерноморье не так много домов с расписными стенами, и каждый свидетельствует либо о достатке владельца, либо об общественном назначении постройки. Здание, о котором шла речь выше, римляне скорее всего использовали для общественных нужд. Возможно, для отправления культов. В пользу такого предположения говорит и глинобитный жертвенный «стол», вмазанный в глиняный пол и возвышающийся над ним на 10—15 см. Подобные жертвенники широко известны в жилищах древних фракийцев, населявших некогда современную Болгарию.

Римская армия формировалась из различных племен и народностей, пополнялись ее ряды главным образом за счет местного населения. В частности, гарнизоны, располагавшиеся в Мезии и Фракии, состояли в основном из мезийцев и фракийцев.

В состав Херсонесского гарнизона, наряду с другими народностями, также входили фракийцы. Они принесли в Крым особенности своей культуры и религии. Именно поэтому в начале нашей эры на полуострове появляются распространенные во Фракии жертвенные «столы».

В античных городах Северного Причерноморья найдено много фрагментов стеклянной посуды, как привозной, так и изготовленной своими мастерами. Однако ни одной из стекловаренных мастерских пока не открыто.

Существование же их подтверждают разнообразные находки. Так, в Танаисе (один из городов Боспорского царства, располагался в дельте Дона) найдена глиняная форма для изготовления полусферических стеклянных чаш, а в Херсонесе — слитки стекла и остатки огнеупоров.

Стекловаренная мастерская на маленьком городище Алма-Кермен явилась полной неожиданностью. Как и положено, она состояла из трех печей. В одной из них (круглой, диаметром 3 м) предварительно проваривали стекломассу, в другой, также круглой, диаметром 3,3 м, изготовление стекла завершали. Эта печь была перекрыта купольным сводом из камней на глине. По краю печи, видимо, на полочке, стояли в древности горшки со стекломассой. Через окна в своде печи мастер с помощью трубки набирал стекло и силой своих легких выдувал сосуд в форму. Не всегда ему это удавалось. Иногда сосуды разбивались, но стекольный бой не пропадал, а шел в переплав. Затем хрупкие и вязкие, только что сделанные чаши, кубки, флаконы помещали в третью печь, так называемую отжиговую, где они постепенно охлаждались. Эта печь располагалась здесь же и была самой большой по размерам — 6,7X4,3 м, прямоугольной формы. Нижняя ее часть впущена в землю, а стены выложены из сырцовых кирпичей. Печь перекрывал свод из так называемого римского бетона, представлявшего собой смесь мелких обломков керамики, камней с цемянковым раствором. Эго очень прочное соединение обладало большой жароустойчивостью. Чтобы облегчить вес бетонной массы и повысить ее термоизоляцию, строители использовали очень остроумный прием — в бетонную массу были введены полые внутри амфоры с небольшими дефектами (чаще всего отбита одна ручка) и лепные горшки. Печь, предварительно хорошо нагретую, наполняли готовыми изделиями, затем плотно закрывали, и сосуды там постепенно охлаждались. Труд был нелегок. Ведь стекло плавится при температуре 1200°. Требовалось немало знаний и умения, чтобы изготовить изящный сосуд, не разбив его. Но все окупалось, когда в руках у мастера появлялись сверкающие на солнце прекрасные кувшины, полусферические чаши, тарелки, блюда. Охлажденный сосуд подвергали холодной обработке — наносили резные и шлифованные узоры.

Многочисленный стекольный бой, что остался на площадке, где работали мастера, дает возможность представить, какие подчас роскошные изделия изготовляли в Алма-Керменской мастерской.

Но, что удивительно, в могилах, где хоронили местных жителей, подобных сосудов нет. Нет их и в других местах Северного Причерноморья. Очевидно, мастерская просуществовала короткий срок, а хрупкая ее продукция была не особенно многочисленна и поэтому до нас не дошла.

Во II—III вв. н. э. варвары все чаще беспокоили границы Римской империи. Они угрожали провинциям, раскинувшимся по Дунаю и Рейну. Необходимо было спешно стянуть войска на запад, чтобы спасать свои владения. Отряды римских легионеров покинули Алма-Кермен и Харакс. Лишь небольшая часть гарнизона оставалась в Херсонесе вплоть до IV в. н. э.

Располагались ли отряды римских войск на других скифских городищах, или Алма-Кермен единственный такой пункт? По этому поводу имеются разные суждения. Было высказано предположение, что римские солдаты стояли и на Усть-Альминском городище. За это как будто говорит местоположение скифского города на морском берегу, его важное стратегическое значение и обилие разнообразного римского материала, найденного при раскопках.

Близ городища Кара-Тобе, расположенного на водоразделе, у входа на пересыпь к югу от Евпатории был обнаружен клад римских монет.

В науке так нередко бывает — одно предположение рождает другое и вот уже появляется целая концепция: если на двух приморских городищах стояли римские войска, то вполне вероятно, что существовала непрерывная цепь римских укреплений по побережью Черного моря от Ольвии до Херсонеса.

Однако исследования последних лет это опровергают. Материалы, непосредственно указывающие на пребывание римлян на Усть-Альминском городище, отсутствуют. Нет черепиц с клеймами, нет построек, оставленных легионерами и каких-либо других следов их деятельности. Единичные находки херсонесских и римских монет не в счет. А многочисленные фрагменты римских амфор и столовой краснолаковой посуды говорят лишь об интенсивных торговых связях местных жителей с греками. Стратегическое положение памятника само по себе не может свидетельствовать в пользу размещения на нем римских отрядов.

А что же Кара-Тобе? Это небольшое городище (его площадь всего 140X120 м) находилось на холме, доминирующем над местностью. Раскопки, проведенные П. Н. Шульцем в 1934 г., позволили открыть остатки хорошо сохранившейся круглой в плане юрты I в. н. э.48. В последние годы Кара-Тобе вновь в поле внимания ученых. Зачищено 18 хозяйственных ям, но никаких следов пребывания римлян пока не обнаружено. Однако вопрос этот еще не решен окончательно, и дальнейшее изучение скифских городищ в Крыму внесет сюда свои коррективы.

Но вернемся вновь в долину Альмы, в среднее ее течение, к городищу Алма-Кермен.

Легионеры, разместившиеся на городище Алма-Кермен, помимо основной караульной службы, занимались изготовлением стеклянных сосудов, о чем говорит открытая здесь уникальная стекловаренная мастерская.

Стеклоделие — очень древнее ремесло. Его история начинается в середине II тыс. до н. э., когда в Египте появились самые первые мастерские, в которых варили стеклянную массу и делали из нее примитивные украшения и посуду.

Но когда и как впервые появилось на земле стекло? Этого никто не знает. Гай Плиний Старший, римский историк и естествоиспытатель, трагически погибший при извержении Везувия в I в. н. э., приписывает это случаю. В очень давние времена к берегам Финикии пристал корабль торговцев, везших природную соду — селитру. Купцы решили заночевать. Рассевшись у костра на песчаном берегу, они стали готовить пищу. Под рукой не оказалось камней, чтобы поставить котелок. Пришлось подложить куски селитры. Она смешалась с песком и, по словам Плиния, «потекли прозрачные ручьи новой жидкости». Когда же она остыла, то оказалась твердой как камень, чистой и прозрачной, как вода, горела огнем на солнце. Это и было стекло. Таким или каким-либо иным путем открыл человек стекло, сказать трудно. Но к римскому времени стеклоделие достигло уже вершины мастерства. Римские мастера умели окрашивать его в различные тона, изготовлять изящные тончайшие сосуды разнообразных форм.

Из стекла, помимо посуды, делали бусы, браслеты, перстни, печатки, в том числе превосходные геммы и другие украшения. Хрупкие изящные кувшины, чаши, флаконы стоили дорого и были доступны лишь богатым людям.

Итак, в первой половине III в. н. э. (предложить более точную дату пока трудно) солдаты XI Клавдиева легиона покинули Алма-Кермен. Стекловаренные печи были заброшены, засыпаны мусором. Но вскоре жизнь возрождается вновь. Местное население после ухода римлян использует созданные легионерами постройки для своих нужд. Большое парадное сооружение со стенами, расписанными фресковой живописью, было превращено в хозяйственное. Позднее оно погибло, от пожара. На полу под обломками рухнувших сырцовых стен сохранились круглые ручные жернова, обуглившиеся зерна пшеницы, ячменя, ржи. Зерно держали в амфорах (их было не менее 17) и в лепных горшках. Удалось восстановить более 40 сосудов. Здесь же находились орудия земледельцев: железная мотыга, два серпа, виноградный нож.

В другом помещении стояли 54 амфоры, наполненные зерном. Все это говорит о том, что местные жители, несмотря на римскую экспансию, продолжали заниматься земледелием, выращивать не только пшеницу, культивирующуюся в Крыму с давних пор разными народами, но также рожь, виноград, разводить скот.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *