Немного истории царской природы Крыма

Чтобы представить, хотя бы в общих чертах, насколько изменилась за минувшие два века природа нашего полуострова Крым, обратимся только к трудам двух исследователей.

В 1785 г в Санкт-Петербурге, в императорской типографии, у Ивана Вейтбрехта была отпечатана книга будущего почетного академика К. И. Габлица «Физическое описание Таврической области, по ее местоположению, и по всем трем царствам природы».

А в 1875 г. в петербургской типографии В. Веллинга увидело свет «Универсальное описание Крыма», автором которого был член императорских обществ — сельского хозяйства Южной России, Одесского истории и древностей, и Ялтинского садоводов, и виноделов — В. Х. Кондараки.

Приведем несколько цитат из трудов этих авторов (первым цитируется К. И. Габлиц).
«Дикия лошади. Находятся на равнинах, между Днепром и Перекопом».
«Дикая лошадь ныне вывелась с Крымских степей, но продолжает жить за Перекопским перешейком. Она отличается от домашних малым ростом, серо-земляничным цветом, длиноуродливою большою головою, чрезвычайно чутка, дика и зла… в Днепровском уезде… остается ныне не более 10-ти кобылиц с одним жеребцом…»
«Сайгаки в Крыму, находятся на оных местах и показываются большими стадами; а особливо в зимнее время».
Кондараки о крымских сайгаках уже не упоминает.
«Волки, несмотря на сильное преследование их охотниками, еще многочисленны в Крыму и производят значительная опустошения в садах. В зимнее время они подходят к деревням и смело нападают на домашнюю скотину. Крымский волк чрезвычайно силен и имеет отличный мех по цвету и крепости волоса. Чаще всего его ловят… Капканами…»
Крымские Лисицы. Около Еникаля, також изредка в горной части попадаются и чернобурыя».
«Кроме желтой лисицы, в горах Тавриды изредка попадаются и белыя. Последния обитают на самых возвышениях местах и никогда почти не сходят на низменность…»
«Тюлени. В Черном и Азовском море; но редко показываются около берегов, выключая Севастопольскую гавань, где против других мест чаще примечаны бывают».
«…Последний экземпляр, появившийся на Южном берегу в 1830 году, был застрелен солдатом Балаклавского греческого батальона.
«Драхва или дудак. На всех равнинах, також на Керченском полуострове во множестве».
«Дрохва… водится большими стаями преимущественно в Перекопском и Евпаторийском уездах… дрохвы кроме того, что стреляются сотнями охотников во время перелета чрез города, их поражают просто дубинками в гололедицу, когда они лишаются возможности летать».
«Крымская Перепелка. В горной части Крыма и на равнинах; также в травянистых местах в изобилии».
«В большом количестве истребляются перепелы в горных местностях полуострова во время перелета их в Азию. Истребление их производится в трояком виде: днем на вершине гор посредством накрытия сеткой с лошади, стрельбой с руднй, а в ночное время, при освещенных фонарях, когда птица эта большим семейством спускается к прибрежью и останавливается на ночлег, вследствие противнаго ветра или облачного неба. Перелет ее начинается обыкновенно с 15-20 августа и продолжается в течении 20 дней. В этот промежуток времени… в благоприятные годы ловят и убивают их такое множество, что солят на зиму большие кадушки», — пишет Кондараки.

На Ай-Петринской яйле одна из гор не случайно носит название Бедене-Кыр (в переводе с крымско-татарского «бедене» — Перепелка, «кыр» — безлесная равнина). Кондараки добавляет еще одну деталь: «В горной части Тавриды животное это (кошка) во времена перелета Перепелок нередко проводит целые ночи в охоте за ними и приносит хозяевам несколько сотен этой птицы в полуживом состоянии».

Название горы Бедене-Кыр дало нам конкретную информацию, подтвержденную письменным источником. Как показывают исследования, топонимы всегда отражают реальную действительность. Перевод названия одного из притоков Качи в ее верховьях — Псари означает на греческом «рыба». Видимо, речь идет о форели.

Всем известен город Балаклава, правильнее Балыклава. Его название возникло после захвата войсками султана Мехмеда II в 1475 г. этой местности и означает «садок для рыб».
Вот что писал Кондараки: «Балаклавская бухта, если и не представляет особенные виды рыб, то помещается обыкновенными в таких громадных количествах, что, доставляя окрестным жителям средства к жизни, в иные годы положительно переполняется ею. Подобные явления повторяются, конечно, не часто, но и не очень редко. В последний раз оно совершилось в 1860 году и послужило поводом сильного смрада бухты, куда не заходила никакая рыба в продолжении последующих трех лет».
Еще несколько констатаций того де автора на «рыбную» тему: «Генический пролив и прибрежья у Арабата. Здесь ловятся в избытке: камбала, кефаль, тарань, особого вида сельди, бычки, скомбрия, гамса.
Керченский пролив исключительно первенствует в производстве самых вкусных и дорогих рыб… нередко вылавливается невод с сельдями до 100 тысяч штук…
Кефаль… добываемая из нее икра считается лакомством и продается гораздо дороже осетровой».

Упоминает Кондараки и о Крымских куницах: «… до присоединения Крыма к России водилось куниц в таком множестве, что охотники на них ежегодно сбывали в Константинополь по несколько тысяч мехов».

О большом количестве зайцев в Крыму свидетельствует еще одно название — Таушкан-Базар (ныне поселок Привольное Симферопольского района): «таушан» на крымско-татарском — заяц, «пазар» с персидского — базар; заячий базар.

Теперь о «медвежьих» топонимах. Упомянем несколько тюркских названий: Аю-Даг (медведь гора), Аю-лук (медвежий), Аю-Тешик (медвежья дыра), Аю-Кая (медвежья скала), Аю-Кот (медвежий зад), Кучук-Аю (маленький медведь)…
Габлиц писал: «…во всей области Таврической нет мелведей, несмотря на то, что они могли бы иметь там удобное прибежище на лесистых горах…». А Тунман в своей работе «Крымское ханство», написанной в 1777 г., Утвержал, что медведи в Крыму есть. Археологи в средневековых слоях находили кости медведей, Когда же все-таки они в Крыму исчезли?
Кондараки описал и обычную для его времени охоту в отрогах Ай-Петринской яйлы: четырем охотника с помощью четырех загонщиков за два загона убили волка, двух косуль, зайца, трех лисиц.

Интересные данные приводит Габлиц: «Кабаны. Находятся… в норах около Судака, Алушты и Балуклавы… они произошли от домашних свиней, коих выведенные в Россию греки там оставили». Речь идет о Крымских христианах, переселенных в Приазовье в 1778 г. По свидетельству Кондараки, кабаны встречались до 45-х годов XIX в. только у подножия Палат-горы. И снова Кондараки: «Дикие кошки Крыма. Животное это представляет то отличие от домашних кошки… что носит мех более пушистый и всегда почти черного цвета… предполагают, что они разведись в лесах после выхода греков и армян… которые, покинув их в своих селениях, заставили переселиться в леса… Татаре очень любят охотится за ними за чрезвычайно мягкий мех, пред почитаемый их женами всем другим».

Оба автора упоминают верблюдов, каждый из которых по своей силе заменят двух быков, и буйволов: во время Кондагарки они водились только в деревнях Кышлав, Бешев и в районе Алушты.
До нашего времени в Крыму не сохранились горные быки и коровы — небольшого роста, с короткими ногами, но обладающие большой силой. Паслись в Крыму они почти весь год. Коровы давали молоко, но легко перепрыгивали двухвершинные ограды (1 м 42 см). Исчезли и малорослые, но выносливые горные лошади.

По свидетельству Кондараки, крестьяне доставляли неприятности… утки, «обитающие в страшных количествах… нередко вынуждают поселян опасаться за свои нивы и стараться посредством криков и ударов в медные чашки воспрепятствовать им опускаться на землю».

Ряд топонимов связан с крымско-татарскими словами «ускюли» — лен: Ускюли-Ерлер (льняные земли), Ус-кюлянын-Су (льняная вода), Склю-Ер (льняная земля), Бююк-Склю-Ер (большая льняная земля). Они соответствуют местностям, упомянутым в сочинении Габлица: «Лен. Сеется наиболее в приморских садах около Алушты, Ускюта и в других вдоль морского берега лежащих местах». Сеяли лен также в горах.

Еще свидетельство Кондараки: «…лучшими подарками из Крыма доя турецкого султана и его визирей признан был мед… закупался по высокой цене. Крымские ханы допустили принимать мед вместо денег, следуемых в казну за право торговли, венчание и другого рода дани… лучшим же считается Шумский в окрестности Алушты (ныне села Верхняя и Нижняя Кутузовка Алуштинского горсовета) и Узунджинский (с. Колхозное Севастопольского горсовета) в Байдарской долине. Отличительные достоинства… прозрачно-жидкое состояние светло-янтарного цвета, нежный аромат и не притворная сладость… с успехом употребляется… на приготовление разных варений из грецкого ореха, айвы и других фрукт, на шербеты, халву, курабье, баклаву…»

Говоря об обилии воды, Кондараки упоминает «…Бахчисарайское ущелье, где представляются фонтаны почти на всяком шагу, и Карасубазар, где в каждом дворе имеется колодезь с прекрасною водою…»

В заключении обратимся к названию реки, протекающей через Старый Крым. На карте, которой пользовался в 70-е годы XVIII в. генерал-поручик А. В. Суворов, она именовалась Бузлык — в переводе с крымско-татарского — ледяная. Другое ее название — Ширин-Су, на персидском языке — сладкая. А во второй половине XIX в. она получила название Чюрюк-Су — в переводе с крымско-татарского — гнилая, испорченная, никуда не годная вода. Этому способствовали, в частности, кожевенные мастерские…

Приведенные здесь примеры в незначительной степени освещают затронутый вопрос, но к выводу приходишь горестному: насколько оскудела Крымская земля даже на обозримом отрезке! Пока не поздно, надо спасать ее и… нас…

history of the royal nature of Crimea_1history of the royal nature of Crimea_2history of the royal nature of Crimea_3



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *