КРЫМ В ОКТЯБРЬСКИЕ ДНИ 1917 г.

Осенью 1917 года в стране сложилась такая революционная ситуация, которая позволила партии большевиков поставить вопрос о свержении власти буржуазии. В. И. Ленин, основываясь на объективных законах общественного развития, научно доказал возможность победы социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой капиталистической стране. «Это была новая, законченная теория социалистической революции». Вооруженные марксистско-ленинской теорией, большевики, ломая сопротивление соглашательских партий, готовили массы к пролетарской революции.

25 октября (7 ноября) 1917 года, под руководством большевиков, рабочие Петрограда и крестьяне, одетые в солдатские шинели, свергли Временное правительство и провозгласили власть Советов. Великая социалистическая революция свершилась. В истории человечества началась новая эра—эра крушения капитализма и строительства нового, социалистического общества.

С огромной радостью встретили широкие народные массы победу пролетарской революции, первые декреты Советского правительства о мире и земле. Победоносное вооруженное восстание в столице явилось началом решительной борьбы за установление Советской власти как в центре, так и на окраинах.

Сообщение о пролетарском перевороте в Петрограде получено было в Крыму на второй день, 26 октября. Комитет Севастопольской организации большевиков по получении известия о событиях в Петрограде тотчас же разослал весь свой актив на корабли, в воинские части и на предприятия Севастополя. Агитаторы должны были информировать массы о победе вооруженного восстания петроградских рабочих и солдат, о рождении первой в мире Советской республики.
Эсеро-меньшевистский Совет растерялся. Исполком Совета, в котором из 25 человек было лишь 4 большевика, ранним утром 26 октября собрался на заседание. Шла бесконечная дискуссия о том, как реагировать на полученное известие, а тем временем агитаторы-большевики проводили летучие митинги. После кратких митингов моряки, солдаты и рабочие поспешили на площадь перед Графской пристанью (ныне площадь Ленина), чтобы продемонстрировать свою солидарность с петроградским пролетариатом, солдатами и балтийскими моряками. Моряки на шлюпках и катерах с оркестрами, исполнявшими революционные гимны, спешили к Графской пристани. Манифестанты организованно прошли по главным улицам города, провозглашая: «Да здравствует петроградский пролетариат!», «Да здравствует пролетарская революция!», «Да здравствуют моряки Балтийского флота, выступившие вместе с петроградским пролетариатом на штурм капитала!»
Под напором революционно настроенных масс исполком Совета вынес постановление о взятии Советом власти в городе. Свое решение исполнительный комитет 27 октября вынес на обсуждение расширенного пленума Совета, на котором участвовали делегаты от судовых и полковых комитетов. Пленум принял следующую резолюцию: «Севастопольский Совет военных и рабочих депутатов, заслушав доклад исполнительного комитета о всех его действиях в этот исторический переходный момент Великой революции, считает постановление исполнительного комитета о взятии власти в свои руки как активную поддержку революции в момент решительной схватки буржуазии с демократией — вполне правильным. Подтверждая и приветствуя взятие власти исполнительным комитетом Совета, Совет по-прежнему уполномачивает на выполнение своей воли исполнительный комитет. Да здравствует взятие власти Советами!»
В этот же день Совет послал в Петроград приветственную телеграмму следующего содержания: «Петроград. Петроградскому Совету для Всероссийского Съезда Советов. Приветствуем победную революцию. Власть Советом взята. Ждем распоряжений».
Севастопольский Совет действительно взял власть в городе в свои руки. Но большинство в Совете принадлежало прислужникам буржуазии, эсерам и меньшевикам. Натиск революционных масс заставил их голосовать за взятие власти Советом, а на деле они оставались ярыми противниками пролетарской социалистической революции. Их двурушничество проявилось на следующий же день.

На заседании исполкома лидеры меньшевиков и эсеров, получив директивы из своих центров и немного оправившись от испуга, вызванного мощной демонстрацией матросов, солдат и рабочих Севастополя, резко изменили позицию. Они заявили, что, несмотря на принятие Советом резолюции о взятии власти в городе, они в принципе не признают Советской власти, не признают Советы как органы диктатуры пролетариата.
На заседаниях Симферопольского, Керченского, Феодосийского и Евпаторийского Советов голосами эсеров и меньшевиков были приняты резолюции, направленные против действий Петроградского Совета депутатов и Всероссийского Съезда Советов, против власти рабочих и крестьян.
Таким образом, в то время как широкие народные массы Крыма горячо приветствовали победу социалистической революции, эсеро-мекьшевистские главари местных Советов заняли враждебную, контрреволюционную позицию.
Переход рабочих и крестьян на сторону Октябрьской революции нанес сокрушительный удар соглашательским партиям. В связи с растущим революционизированием трудящихся масс разброд в среде меньшевиков и эсеров начался еще до Октябрьской социалистической революции. В партии эсеров выделялось левое крыло — «левые» эсеры, которые начали выражать недовольство политикой соглашательства с буржуазией. Меньшевики-«интернационалисты» стали тяготеть к большевикам. Такое явление наблюдалось во многих областях страны.
«Левые» эсеры и «интернационалисты» держались половинчатой политики, применяли тактику лавирования. Это отчетливо проявлялось в поведении «левых» эсеров в Севастопольском Совете. Часто они блокировались с большевиками и поддерживали большевистские резолюции, но нередко голосовали против предложений большевиков. В тактике «левых» эсеров проявлялись колебания мелкобуржуазных крестьянских масс.
Перед большевиками Крыма стояла задача: окончательно разоблачить враждебное пролетариату и трудящемуся крестьянству поведение эсеро-меньшевистских вожаков, засевших в Советах, и превратить Советы в органы подлинно народной революционной власти. Обстановка требовала от Крымской большевистской организации величайших усилий для борьбы с врагами революции, максимума организованности и сплоченности. Но именно в этот момент гнусные штрейкбрехеры революции, единомышленники Каменева и Зиновьева, нанесли ей удар в спину. В Евпаторийской партийной организации группа, возглавляемая В. Елагиным, выступила с осуждением пролетарского переворота в Петрограде. Свое заявление она опубликовала в меньшевистских газетах. В Симферопольской и Севастопольской партийных организациях нашлось несколько трусов и изменников, ставших на сторону В. Елагина.

Подрывные действия этой компании внесли дезорганизацию в ряды недостаточно окрепших партийных организаций Крыма. Но большевики, ломая сопротивление штрейкбрехеров, проникших в партийные ряды, продолжали работу по сплочению революционных масс и подготовке трудящихся к вооруженной борьбе за установление Советской власти в Крыму.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *